22 Января, Пятница

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Петра Калугина и Юлия Малыгина. "Диалоги обозревателей". Встреча семнадцатая

  • PDF

malygina_i_kaluginaЛитературные обозреватели портала на "Кубке Мира по русской поэзии - 2020" Петра (Татьяна) Калугина (П.К.) и Юлия Малыгина (Ю.М.) о конкурсных произведениях с 321 по 340.


Встреча семнадцатая

О конкурсных произведениях с 321 по 340




ЮМ:

Таня, не помню, кто сказал, но речь шла об Эренбурге, дескать он много что открыл в стихе, но ничем не воспользовался.

Эренбурга я прочла внимательно, не один раз, и ответственно заявляю: невозможно открыть, не воспользовавшись. Конечно, для этого совершенно не обязательно читать Эренбурга, ведь на уровне логики утверждения, которое оспариваю, уже видна противоестественность. Но Эренбурга стоило прочесть, чтобы понять, правда ли его стих полон открытий.

Так и с нашими четыреста сорока четырьмью четверятами (ой, стишками, стихами, произведениями) — не помнишь, кто сказал, но слышишь, что кто-то сказал, не помнишь, где видела, но уже где-то видела, но вдруг видишь маленькую искру и тем рада.

Таня, много ли искр, находок, открытий встретилось тебе во время обозревания? И ещё, важнее, как расположить себя к готовности принять находку?

ПК:

Знаешь, что я для себя открыла, Юль? Есть одно открытие, но оно скорее грустное, странное и ввергает меня в растерянность.
Я открыла, что те шикарнейшие, потрясающие образы, которые щедро рассыпаны в верлибрах а-ля Близнюк (или без а-ля, не в этом суть) — совершенно «не зашли» нашим независимым читателям, смутили их, озадачили, вызывали чувство некоего надувательсва («под видом поэзии мне хотят дать непоэзию! возмутительно!»).
Между их восприятием и моим огромный разрыв. И он меня не сказать пугает, не сказать даже и удручает, но точно озадачивает.
А остальное — мелочи. Остальное меня не так заботит.

Жаль, что дописывать обзоры приходится уже после оглашения топа-32, но тем не менее... поехали...


Конкурсное произведение 321. "Попытка утешения"

ЮМ:

Этот текст откровенно перемудрил — а если отбросить все аллюзии, реминисценции, всё это чтение по гиперссылкам, то вот, что останется на уровне сюжета:

двое не поехали в Италию и в номерах планируют путешествие и наслаждаются им как путешествием настоящим. Какими деталями не отвлекай глаза, а не скроешь мякотку текста.

И мякотка текста в неслучившемся, но текст предпочёл пройти мимо события, которое почти создал и занялся осанной эрудиции того, кто его написал.

Бумажная версия у меня выглядит прелюбопытно: печатаю в два столбца, произведение 321 было отрезано от листа с произведением 320 из прошлого обзора, и оно же прикрывает своё окончание, а ещё текст 322, 323 и начало 324, и после строк «Ричарда Линклейтера — «Бездельник» у меня глаза перемещаются к «Давай не будем говорить неправду. / Давай затеем честную войну.» — там дальше неинтересно, но сама смена интонации, пространства и времени меня восхитила.

Жаль только, что этот жест случился из-за того, что я экономлю деревья.

ПК:

Юля разложила на составляющие всё, что происходит в тексте на уровне событий. На уровне же худ.образности то, что происходит в тексте, можно проиллюстрировать на одном примере:

гусиный озноб пыльцы подсолнуха сорванного кружева двуспального покрывала
с высокой рюмки Лимончелло

Автор вовремя не остановился и запорол отличный образ. Надо было просто состыковать «гусиный озноб пыльцы подсолнуха» и «рюмку лимончелло», без дополнительной нагрузки в виде «сорванного кружева двуспального покрывала». Это явный перегруз, это лишнее.

Во всем тексте такой перегруз. Через него трудно продираться.
На Коллинза в переводах В. Бойко (попутно изучила, как могла) текст совсем не похож.
Собираюсь почитать теперь переводы В. Емелина.

Вопрос от Доктора:

Нет ощущения окрошки? В которую положили много лишних ингредиентов, довели до кипящего состояния и зачем-то подали гостям к столу?


Конкурсное произведение 322. "Зачем нужно брожение"

ПК:

Стихотворение маленькое, можно целиком сюда поместить.

«Зачем нужно брожение?» —
Подумал метахимик.
Лечу стрелой к мишени я
С вопросами такими.

Хочу ответы подсмотреть —
Без формул и без фальши,
Чтоб не задать ненужных впредь.
Но цель моя всё дальше.

Первые две строчки хороши — и это это деловито-обстоятельное просторечное «нужнО», и неожиданный метахимик рядом с ним; есть тут что-то обаятельное, стих с таким началом обязательно продолжишь читать.
Но остальные шесть строк — увы.

ЮМ:

Да, первые две строки — чистый восторг, это какая-то очень благородная ирония, а дальше появилось не очень проявленное «я» и всё испортилось.

Метахимия — это очень круто и здорово, об этом точно стоит написать стихотворение. Нет, только представьте! Не алхимия, а метахимия. Больше, чем химия — это как гипернатурализм, который в последние годы всё громче звучит на портале — и если бы метахимия как-то осознала все другие грани слова, то наверняка выросла бы в значительный текст.

Вопрос от Доктора:

Хочется задать ЛГ аналогичный вопрос: ну и зачем нужно это брожение?


Конкурсное произведение 323. "Без имени"

ЮМ:

Хорошее стихотворение и его прекрасность лежит за пределами привычного, оно предлагает прочувствовать опыт метафизического. Весь текст — то, чего не может быть и в то же время он — то, что существует.

Сила этого текста в полном заполнении пространства собою, как речью, так и молчанием, словами и паузами.

Всё дело в связке слов, да-да, полностью согласна. Правда ... о это потом, потом.

Полный восторг — !!

ПК:

Отлично понимаю, чем этот текст так понравился тебе, Юля. Но самим своим зачином он призывает быть к нему строже, подходить по гамбургскому счету. Призывает — но далее этого счета не выдерживает, роняет планку:

из недр ночных
незрим
стекает первозвук

«Незримый звук», схоластика, пробуксовка, смерти подобная для такого маленького текста.

Вопрос от Доктора:

Можно ли разбить лоб — еще и окостенелой росой, раз уж пошла такая пьянка?


Конкурсное произведение 324. "Солнечная ночь"

ПК:

Увидев название, обрадовалась: неужто земляка встретила и будет мне сейчас текст про Заполярье, про «настырное солнце несносное бодает полночным лучом», но оказалось нет, оказалось — про сшивание лоскутков. Лоскутки устойчивых выражений приторочиваются друг к другу иголкой «давай», и получается что-то пёстрое и вроде как небезынтересное.
Ну что ж, бог в помощь автору, и удачи на этом пути от кружка кройки и шитья к высотам пэчворкового стиля.

ЮМ:

Таня, мне чудится, что рассказчик осуждает все действия, к которым призывает. Оно и так дидактика не сильно ведёт к поэтическому, а здесь ещё и усилена неверием рассказчика.

Чтобы проявить отчаянность, нужно было как-нибудь остраннить этот призыв к «давай», а если речь шла о циничном проговаривании в духе Буковски для отличников, то стоило добавить ироничного.

Но какова страсть к осуждению чего-нибудь через самоуничижение!

А «солнечная ночь» — это, как я понимаю, день летнего солнцестояния, мы с детьми каких только шалостей не делали. Но шалили и взрослые — в одну из ночей у нас утащили прицеп от камаза с углём, но не совсем, а просто к трассе от дома отволокли. Та ещё ночка, но чувствуется, что рассказчик не очень «в матерьяле».

Вопрос от Доктора:

Настоящая, въедливая старательность — не требует ли сочувственного уважения?

ЮМ:

Доктор, только маниакальная, только возведённая в абсолют.


Конкурсное произведение 325. "Поминовение"

ЮМ:

Ещё одно хорошее стихотворение, оно хорошо сюжетом и близостью сюжета, есть в этом тексте что-то гуманистическое, такой гуманистический пафос. Гуманизм, как известно, умер, а пафос его жив.

Не сильно верю в некоторые моменты, кое-где текст переигрывает и доходит до дикого наигрыша, сбор материала тоже не сильно устроил, именно сбор поэтического материала, а не просто художественная достоверность — особенно слышно перехлёст в «И почему молились перед иконами» — можно подумать мальчик видел (и текстом это обозначено) как молились без икон, а тут — бац, с иконами.

Написано всё здесь хорошо, но мне неблизко, всё же это всё ближе к драме и мне трудно оценить. А может из-за слишком понятного лично мне опыта — но стихотворение цепляет совсем чуть-чуть, вскользь.

Не развита тема умолчания, переименования, всего этого всего — да, пожалуй, я пристрастна.

Интересно, что скажет Таня.

ПК:

Юля, так получилось, что в первый раз я прочла это стихотворение «в реальном времени» (когда оно только поступило), отметила для себя, а сейчас перечитываю в свете обзоронаписания — и уже озвученного топа-32.
Ну что я могу сказать? Сейчас мне кажется, что оказаться в топе оно достойнее многих текстов, оказавшихся в топе.
Есть в нем отличный образ — «городок за нами... задвинулся, как спичечный коробок», полностью передающий психологию времени: компактно-душновато-подобранное состояние, умение вытесниться, затаиться, прижаться к выщерблинам ландшафта. Это дорогого стоит, такая образность в стихе.
Да, отчасти финал запорот, словно голос дрогнул и упал-сорвался, с этими «бабушкиными плечами», совершенно беспомощными во всех смыслах.
Уязвимое место текста, и жаль, что такое видное, финальная строка.
Но даже с этими плечами текст очень сильный.

От меня три розы.

ЮМ:

Пусть от меня — ! В пользу текста всегда приятнее трактовать, хотя чудятся манипулятивные штучки, но — ну их, эти ощущерия (тм).

Вопрос от Доктора:

Доктор нашел поэзию только в двух строчка, а вы?
«Городок наш, за ними захлопнулся, как мышеловка,
Точнее, задвинулся, как спичечный коробок.»


Конкурсное произведение 326. "Художник, как божья коровка"

ПК:

Наш старый знакомец, вечнозелёный колюче-исподлобный подросток...

Ну что сказать... Из триптиха 100 — 222 — 326 (если это триптих) мне больше всего понравился первый, а второй и третий пошли «в довесок» и мало что добавили-изменили.

Из этой последней части лучшим показалось четверостишие:

Смехотворный, нелепый, неловкий
Преодолевает страх
Художник – как божья коровка
На тараканьих бегах.

Это ведь про Балтию... )) причем про каждого из участников, вот ведь парадокс!

Еще такую заметку-зарубку для себя сделала: эта стратегия размещения по ходу конкурса трех стихов, явно и подчёркнуто связанных между собой, — очень выигрышна. Даже если стихи не пройдут, то они запомнятся. Запоминается и сама «конфигурация» из трех текстов, и тот факт, что ты ее увидел-угадал-распознал.

ЮМ:

Таня, а ведь второй уже триптих — если это триптих. Вполне допускаю, что Вайзор был прав и это — устремление к истине, а не любовь или смерть.

Но мне нравятся герои, которые алчут любви, потому что любовь даёт чувство, а даёт ли чувство истина?

О том, что в яме, расскажет Орёл
Или Крот ответит слепой?
И Мудрость в серебряном есть ли жезле,
А Любовь — в чаше златой?

[У. Блейк «Девиз Тель» из поэмы «Книга Тэль» в переводе Степанова С.А.]

Наверное, точнее будет сформулировать ту, к которой обращается это текст как — Идеал. Поэтому каждый может видеть своё, это триптих-зеркало, первая часть самая загадочная, а по мере того, как проясняется загадка, тает ткань стиха, иногда истончается, а иногда и вовсе — рвётся. Так было во взгляде, который нашёл подкову, здесь же — «Он произнёс — Тряхни стариною, / Магнетическим полем подрагивая! / Масло и холст. И древнейшая магия. / Из ночи — проступит иное.»

За величие замысла — !!

P.S. Но с «Впотьмах бывает неразборчив» — это ещё интереснее, чем взгляд с подковой, неужто текст не слышит, что «впотьмах» в этом случае — существительное, действователь?

Вопрос от Доктора:

Почему не «лесенкой»? ЛГ не уважает Маяковского?


Конкурсное произведение 327. "Полотно

ЮМ:

У этого текста есть прекрасный материал — рельсы, шпалы, отсутствующие поезда и незакрытый вокзал.

Но в это запустение не очень верится из-за контурности описания — неужели не контурные карты были самыми сложными в школе? И почему они контурные? Ты хорошо помнишь, что и как выглядит и можешь пользоваться контурными картами — так и контурной поэтикой можно пользоваться, когда что-то восстанавливаешь.

Но как восстановить то, чего никогда не видел? И мимо этой задачки текст как будто прошёл, увлёкшись самим процессом.

ПК:

Прямо вот пронзительно-превосходная памятка ж.-д.-канатоходцу! )
А главное, выдержано всё на звенящей высоте, от начала до конца — натянутая струна смысла и ощущения.
Всё, начинаю читать-и-плакать.
Лучше бы я не знала, что этот текст не попадет в топ-32...

Три розы.

Вопрос от Доктора:

Не буду спорить, локомотив — возможно и не догонит. Но есть ли уверенность в том, что не догонят лангольеры?


Конкурсное произведение 328. "Мир я чувством понимаю..."

ПК:

Начинается как эксперимент в плане ритма, этакая «техника выкрика», дзен бегущего вприпрыжку по ухабистой дорожке. Сначала за этим даже интересно было следить.
Но очень быстро ЛГ запыхался, выкрики его стали совсем уж сбивчивы и сумбурны, и следить расхотелось.

ЮМ:

Про наивную поэзию я уже цитату приводила, дело скорее в том, что рассказчик стремится выразить себя, такой одинокий колокольчик — вырос по осени, цветёт себе неприметно, ни собратьев, ни друзей — ветер раскачивает цветочек, но и пчела не прилетит, всё скошено, ради одного колокольчика зачем лететь?

Если замысел только в том, чтобы высказаться, то высказывание вполне состоялось. Если замысел в том, чтобы выглядеть полем колокольчиковым, то что-то пошло не так.

Вопрос от Доктора:

Уверены, что пыль может бегать?


Конкурсное произведение 329. "Бонсай"

ЮМ:

Странное дело, ребёнок — бонсай. Удивительно.

Говорят, когда детей приносят домой, их прячут от котов и кошек и те выхватывают всё время, по крайней мере все коты и кошки моих многочисленных родственников выхватывали — очень уж хотелось пушистым вначале испугаться, а потом исследовать новый субъект.

По тексту — в меру креативное альбомное стихотворение.

ПК:

Нет, ну «альбомное» это уж чересчур жесткий приговор, Юля...
Мне стих не кажется альбомным.
«Бонсай-человечек» вполне себе концепт, особенно если отвлечься от темы младенчества и взглянуть на этого бонсая в ряду других поэтических человечков, человеков, корешков женьшеня и мандрагоры, антропоморфно-корнеплодных и древесных личин жизни.

А сопоставлен с этим народившимся человечком — кот. Существо древнее и мудрое, мини-сфинкс фактически.
Здесь, конечно, Кот затерялся во всем этом теплом быте, в пертурбациях обустройства дома при въезде новорожденного, в перераскладе семьи.
Но тем не менее, здесь есть слабый намек на нечто, что можно «поверить» (как музыку математикой) малышом и котом, а взрослым человеком уже нельзя. Есть тот миг на весах, когда они на равных. Да даже на обычных весах, не только на метафорических.

Одна роза.

ЮМ:

Таня, вдруг почувствовала острую потребность объясниться: альбомная лирика — никакой не приговор (если речь о моих рецензиях), как не может быть приговором бардовская песня или сетевая лирика. Есть два момента: точность высказывания о стихотворении и честность; со стороны читателя (или автора) — готовность принять и рефлексировать.

Мне кажется, что большая поэзия может ходить за обновлением и на кудыкину гору альбомной лирики и ничего зазорного в этом нет, вопрос — какой она оттуда возвращается?

Что нового вбирает в себя стихотворение и что оно может вобрать, где его границы и где грани, насколько полна и неподдельна художественность? Что реального/натурального/ирреального случилось на этом пути вслушивания?

Как футуристы и акмеисты вслушивались в неподдельное звучание русского народного стиха, так и мы можем вслушиваться хоть в дебаты в телеэфире, другое дело — что забираем, а что оставляем.

Более того, смотрю на ТОП и не понимаю, почему бы и этому стихотворению в него не войти.

Вопрос от Доктора:

Как надо не любить здравый смысл и чувство прекрасного, чтобы называть ребенка гномом? Всегда дико поражает эта их человеческая тенденция. И они все думают, что это звучит ласково. Бедняги.


Конкурсное произведение 330. "Вселенная 25"

ПК:

Миксоматоз — это когда всё замиксовано так круто (в смысле густо, туго, плотно), что уже и пирожков из такого теста не сделаешь?
А нет, простите, миксоматоз — острое вирусное заболевание млекопитающих отряда зайцеобразных.
Жаль... я уж было собралась взять термин на заметку...

ЮМ:

Вот ещё интересное — не только кцветаевскую лирику пишут по-ахматовски, ещё и кблоковскую — по-пастернакски.

Эх, чудное времечко метамодерна — скрещивается бульдог с носорогом, в попытке получить грозу, а получается коза и кто-то непеременно — а, ну да так и было задумано.

Неистребима в народе страсть к выражению себя в поэте-трибуне. Сарказм, сардоническая усмешка, интеллектуальные намёки ради намёка, потому что все уже потрогали этот белый венчик из роз.

Прекрасно за последнее время получилось у двух поэтов: Евгения Никитина и Дмитрия Воденникова.

Перечёркнутый вопрос —
в белом венчике из роз.

[Евгений Никитин «Кукол, клоунов, солдат...»]

Потому что с дальнего Азова
не доступный ни для пушек, ни для стрел,
это я в веночке роз, в венке терновом,
как Кащей бессмертный, прилетел.

[Д. Воденников «Вне цикла» из публикации «После перерыва»]

Вопрос от Доктора:

Немножко зло, конечно, но автор — в своем праве: выразил накипевшее. А вы — в какой мере с ним солидарны?


Конкурсное произведение 331. "Колокольчики"

ЮМ:

Вроде и есть аккуратненькая заявочка, а вроде — ну такая себе, как будто непрописанная, недопроявленная и на эту ненаписанность намекают неаккуратные ритмические переходы — как бы то ни было, стихотворение моментально вызывает в памяти выставку «Коллекция Fondation Louis Vuitton*. Избранное.»

А именно — «линию созерцательного искусства» — «Кристиан Болтански в фильме-инсталляции Animitas (2014) запечатлел 800 японских колокольчиков, установленных им в чилийской пустыне. Болтански разместил колокольчики в соответствии с картой звездного неба, каким оно было в день его рождения, — это порождает «музыку звезд и голоса человеческих душ».

[The Village «Fondation Louis Vuitton: Что смотреть на выставке в Пушкинском Главные герои современного искусства»]

Мне нравится это удлинение строки, как будто текст спешит рассказать, и для этого удлиняет строку, но на самом деле — ориентируется на семантику, как мне кажется. Другое дело, что сильной плотности в строке и нет: «Но я же слышу, звенят: вот и вот» — получается, что «вот» становится действователем, как бы именем для колокольчика (двух).

Местами интонация доходит до раёшного звучания: «но только кого и как бедняга смешит, / когда даже днём минус двести?»

И ещё одна важная ассоциация, для меня важная — как-то Антон Азаренков делился ощущением от того, как преподаёт поэзию, в комментариях к посту встретился опыт человека, который объясняет стихи школьникам через образ колокольчиков и колоколов, что лирика — это перезвон, от колокола к колоколу.

Объёмный и очень любопытный текст 331, раздражает, заставляет вглядываться — !!

ПК:

Чего только ни приходилось гуглить за время обзор-марафона. Вот теперь — Энцелад. Спутник Сатурна, один из самых маленьких.
Спасибо, автор, буду знать.

С первых же строк текст ставит в тупик:

Два колокольчика на сквозняке.
Туда не достать не слухом, не взглядом.
...
Но я же слышу, звенят: вот и вот
один однотонно, другой узорчато.

Наверное, не стоило автору вообще упоминать «слух», если дальше он говорит, что «слышит». Понятно, что слышит он эти колокольчики каким-то другим слухом, «внутри головы», но всё же на уровне языка утверждения вступают в логическое противоречие.

Далее автор прилашает представить на безвоздушном ледяном луноподобном небесном теле — звенящего бубенчиками шута.
Есть в этом что-то жуткое и крутое, выходящее за рамки физики, отдающее кошмаром безумия. И это очень здорово, нельзя не заметить, что — работает, даже не будучи хорошо прописанным.
А если уж и прописать хорошо... Думаю, будет бомба.

Пока на одну розу.

Вопрос от Доктора:

Чьёрт побьери! Шел, читал с планшета, поскользнулся на тексте — упал. Очнулся — гипс.
Почему комментаторы промолчали про это «не слухом, не взглядом»? Все уже смирились с реалиями «нового» поэтического языка?


Конкурсное произведение 332. "По приборам"

ПК:

Да, всё верно заметили комментаторы — и гумилёвский трамвай тут, и «Трамвай» БГ, и — добавлю от себя уже — «Колёса любви» и «Титаник» Наутилуса Помпилиуса («Наш троллейбус идёт и идёт» звучит очень уж в похоже на «...пока Титаник плывёт»), и Летучий Голландец со всем массивом произведений на эту тему, и даже «Заблудившийся звездолет» А.Мошковского, из серии фантастика для подростков.

Если углубляться в этот сад расходящихся аллюзий, можно и самому в нем заблудиться. Да и зачем? Для текста ровным счетом ничего не меняет количество найденных «протообразов».

ЮМ:

Я так понимаю, что это продолжение линии нового эпоса — Фёдор Сваровский, Андрей Родионов, дальше продолжить каждый сам может.

Жонглирование эмблемами, как Таня метко заметила — протообразами.

Интересный текст, но как будто говорящий о знакомом, о том, что уже сформулировано и с помощью такой поэтики — в том числе. Повторюсь, интересно всегда прочесть — а что там, после взлёта-то? Взлёт уже случился на всех возможных языках, но что — после него?

Открытые финалы (а этот воспринимается мною именно таким) будоражат всегда продолжением, как в сериале — а хочется увидеть the end и может кусочек титров.

Вопрос от Доктора:

Почему это барышни в платьях?
На юге сейчас холодно: днем +15-16 всего. И в такую погоду местные жители уже носят куртки.


Конкурсное произведение 333. "Будет весна"

ЮМ:

Задумалась — а зачем мошкаре жир, если она не спит, а умирает.

Весь текст прочитала как ризому — тут и жир мошкары, которая в спячку впадает, и резное конфетти листьев, и верста крестится, и кудель, которая «мялась костра» (вот это прекрасно!), март-домовик.

Ощущение неровности, местами текст прорывается в незримое, но удерживается на замысле — показать от заката до рассвета, ой, от осени до весны.

Ощущение, что это линия Клюева, потом продолженная Тряпкиным, Куняевым, Кузнецовым ... сложно разбираться во всех хитросплетениях-переплетениях, отсылках, тем более, что не оставляет ощущение, что текст ведёт свою родословную совсем не от этой традиции.

ПК:

Ощущение неких приготовлений, вроде обычных сезонно-календарных, но подано так, словно ждут чего-то особенного, уникальнейшего явления — инициации лета в осень, затем осени в зиму, а зимы в весну.
И это было бы хорошо (ведь каждая смена года уникальна, и где как не в поэзии это отображать), но мешают стилистические комковатости. Как верста может вдыхать в себя солнце и креститься? Как могут соседствовать в одной строке наукообразное синоптиковое «в верхних слоях атмосферы» — и жаргонное «шалман»? И вообще зачем здесь эти «слои атмосферы», в этом стихотворении? Ей-богу, без них было бы лучше.

Есть оригинально-поэтическое, авторское видение завораживающе-неповторимых «простых явлений», но нет навыка укладывать это в строфы наиболее удачным образом.

Вопрос от Доктора:

Алеша жарил на баяне?


Конкурсное произведение 334. "Отставной козы барабанщик"


ПК:

Автор лихо записал барабанщика не то в цыгане, не то в скоморохи, и уже плясал от этой предпосылки, изначально сомнительной, как от данности.
Бабаранщик с медведем — кто это, где, когда?
Кроме того, в середине текста добавляется колотушка, то есть «скоморох-цыган-барабанщик» приращивает к себе еще и «ночного сторожа».
И уж совсем не понятно, что у него там с «бабой-козой».
В общем и целом, суть поэтического высказывания промаршировала мимо меня, под барабанную дробь.

ЮМ:

Текст нашёл удивительного и прекрасного барабанщика отставной козы — а мы помним, что это за барабанщик — это никчёмный и ненужный совершенно субъект; но с этим барабанщиком не случилось никакой метаморфозы, он как был никчёмным субъектом, так им и остался и текст останавливается на том же «барабанщик с медведем лучше».

Вопрос от Доктора:

Правильно ли надо понимать, что козы — сомнений не испытывают в принципе, а медведи — существа крайне застенчивые?


Конкурсное произведение 335. "Зависть"


ЮМ:

Очень наивный, наивный-наивный текст — и эта наивность может быть вполне художественной, если забывает функцию назидательности и привнесения в пространство простых и расхожих истин.

Даже интертекстуальность очень простая, на грани фола прямо, может быть за гранью этого самого фола было бы и интересно.

ПК:

Текст так обильно пересыпан многоточиями, словно засолен. Мне не нравится эта солонина. И еще, возникает чувство, что это намеренная квази-простодушность, что на самом деле это какой-то стёб. Но, может, виной всему всё моя мнительность и я глубоко заблуждаюсь.

Вопрос от Доктора:

Правильно ли надо понимать, что добро должно быть с конфетами в кулаках?


Конкурсное произведение 336. "Остаться в живых"

ПК:

«Над глухой Европой плывет Бетховен» — то самое бинго, безупречное попадание, фраза-локомотив. Кусочек Большой Поэзии, как звездЫ )
Она одна, эта фраза, могла бы вытянуть и более слабый текст, но тут и текстовое окружение вполне на уровне. А кроме того, есть еще две ударные фразы — концовки второй и третьей частей триптиха.
Текст уже в топе-32, и это закономерно.

Я дарю розу.

ЮМ:

Да, Таня, соглашусь, что «Над глухой Европой плывёт Бетховен» — это ударная фраза, интересная. Не очень понятно, почему диалог ведётся в ресторане, если речь о Германии, то уместнее (в художественном смысле) прозвучала бы пивная, это такой аналог наших интеллигентских кухонь.

Насколько я понимаю, речь текста выстроена вокруг современной политической ситуации в Европе, и Мириам (а это имя Марии в Коране) только подтверждает эту догадку, как и «над глухой Европой плывёт Бетховен».

Как-то много протообразов, эмблем, политического и социального для меня в этом тексте — и ещё преследует тень диалога Глеба Шульпякова с Леоном Цвасманом, там тоже о пивных здесь и там, но всё же не о пивных, всё же о человеке и о его развитии. Примечательно, что ... а ну нет, если интересно, то погуглите сами одиннадцатый диалог из книги «Цейтнот — диалог поэта и философа — Глеб Шульпяков и Леон Цвасман».

Вопрос от Доктора:

Правильно ли надо понимать, что в нашем селе убийц в героев не превращают, храмы не горят, что наша церковь разговорчивая, а русские — народ непослушный, и не ходил, не ходит и не будет ходить покорно, словно клуши за кочетом?


Конкурсное произведение 337. "Настанет пора возвращаться"

ЮМ:

Понятен пацифистский призыв текста и всё время, пока читаешь, понимаешь, что от замысла текст не уходит ровно до финальной ноты.

Само обращение «моя девочка» очень пафосное и окрашено ещё обертонами текстов Пуханова, (да, у него действует в текстах не только один мальчик, но и одна девочка) — и от этих обертонов сложно избавиться.

Нет, это вовсе не значит, что «моя девочка» больше непредставима, вот, текст убедительно доказывает, что представима, особенно в «иди моя девочка / правда почти победила / ни шум ни вода / не заставят тебя / упасть на колени / когда верный шаг до свободы» или в «рисуй моя девочка / время ложится на лица / оно не догонит тебя / ты носишь рубаху / что вышила мама / в горах карабаха».

Но есть откровенное общие места: «живи моя девочка / каждую радость цени / постель и обед / но всегда цианид / держи при себе» — отношение лирического субъекта всё же очень разное ко всем девочкам.

Текст местами утомляет этой девочкой и будто чувствует это и «беги дорогая» появляется на смену девочке — но дальше снова возникает девочка, как прилипчивый мотив.

А вот финал выводит повествование на новый уровень и его хватает на то, чтобы растревожить читателя (меня) — !

P.S. Посмотрела рекомендации — всего одна, от Валентина Емелина, что же — Валентину «спасибо», а в принципе — очень жаль.

ПК:

В этом стихотворении есть главное — субъект поэтического высказывания (а значит и оно само).
Я не очень понимаю, что там за дания-лондон-австралия, что за обстоятельства гонят «девочку» плыть-бежать-лететь, выкарабкиваться, нестись очертя голову и суча локтями ради спасения/ преодоления... да обстоятельства и не так важны. А вот сама девчонка важна. Со всеми ее разноязыкими именами.
Думаю, топ-32 лишился еще одного классного текста, который жюри «не разглядели».

Три розы

Вопрос от Доктора:

Правильно ли надо понимать, что перед прочтением — надобно завести будильник?


Конкурсное произведение 338. "Терамита"

ПК:

Терамита — скоростная компьютерная сеть нового поколения, построенная по самым современным технологиям с использованием новейшего оборудования.

Тарн — департамент на юге Франции в регионе Юг — Пиренеи. Тарн — река на юге Франции, правый приток Гаронны. Персоналии. Тарн, Адам (1902—1975) — польский драматург и театральный деятель.

МОЛХ (Московское общество любителей художеств) — русское благотворительное общество любителей художественного искусства. Основано в 1860 году для создания Московской публичной художественной галереи.

Вот, другое дело, теперь стих стал намного понятнее!

Что действительно понравилось, так это Астралия.
Юля, а тебе что?

ЮМ:

А мне очень понравилось:

В те дни, когда училась жить сначала,
я шерстяную шапку не стирала,
твой запах на подкладке был живой,
теперь же не осталось ничего.

А вот зачем тут Трамп и Байден — я не поняла, если честно, как будто текст сшил себя из подлинных деталей быта и подменил бытие телевизором и новостями.

Вопрос от Доктора:

Когда это в Австралии успели запретить интернет, чтоб обязательно бумажные письма с новостями посылать?


Конкурсное произведение 339. "Бог ветров"

ЮМ:

Любопытное нашла, если считать, что строка относится к следующей строке как главенствующая (а текст устроен именно так, здесь вполне себе последовательное изложение), то получится что «своею рукою, / начать разговор на неизвестном мне языке».

Да, руками можно многое сказать на жестовом языке, русский жестовый язык называется жестуна.

ПК:

Должно быть, это задумывалось как некая медитация-на-ветер, но слова слишком общи и маловыразительны, чтобы к этой медитации захотелось присоединиться. Надо искать что-то более яркое, отходить от заезженной образности и речевых оборотов.

Вопрос от Доктора: Не понял. На что километры-то наматывать?

ЮМ:

Доктор, ни на что, это «наматывать» — в значении «перемещаться», эмоционально окрашенное, разговорное; словарь фиксирует как профессиональное в случае «наматывать километры на велосипеде». Ветер на колёсах — паркуа бы и не а?


Конкурсное произведение 340. "Ищи себя в престижном секонд-хенде..."


ПК:

Не раз и не два я думала над тем, как же это получается, что в одних случаях — стильная эклектичность, а в других — просто винегрет или окрошка. Вот здесь, вроде, много интересного, каламбуристого, баржи — биржи, дефолт — Дефо, Свифт —SWIFT, но нет какой-то «точки сборки», что ли, как бы избито ни звучало сейчас это выражение; нет щелчка авторскими пальцами, по которому всё это взмоет вверх и закрутится по неким воображаемым орбитам, и будет красота от этого взаимовращения и не-сталкивания.

ЮМ:

Кто такая «зоря»? Но кто бы она ни была — ещё делаю зарубку для автора, который спрашивал про рифмы-каламбуры — вот они и здесь отметились. Любопытно следить, как отмирает традиция ироничного проговаривания социального, такое, немножко жижековское стихотворение и как будто наивное в своей попытке создать всеобъемлющее и всёобъясняющее высказывание.

Вопрос от Доктора:

Так это про любофь, все же? Или про креатив?


cicera_imho


Заключение:


ЮМ:

Малый восторг — !

Конкурсное произведение 325. "Поминовение"
Конкурсное произведение 337. "Настанет пора возвращаться"

Полный восторг — !!

Конкурсное произведение 323. "Без имени"

Конкурсное произведение 326. "Художник, как божья коровка"
Конкурсное произведение 331. "Колокольчики"


.