21 Апреля, Среда

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Петра Калугина и Юлия Малыгина. "Диалоги обозревателей". Встреча девятнадцатая

  • PDF

malygina_i_kaluginaЛитературные обозреватели портала на "Кубке Мира по русской поэзии - 2020" Петра (Татьяна) Калугина (П.К.) и Юлия Малыгина (Ю.М.) о конкурсных произведениях с 361 по 380.


Встреча девятнадцатая

О конкурсных произведениях с 361 по 380




ЮМ:

Вдруг почувствовала острую необходимость перенести сюда из комментариев, потому что по комментариям — захочешь — не найдёшь, а по обзорам — вполне найдёшь и нет-нет, да и процитируешь уже самоё себя.

«... симулякры и копирование привели в моде к появлению феномена Демны Гвасалии, породившего феномен ugly — когда ugly sneakers копируют китайские производители, условная «линь-цзинь и ко» — происхождение сразу становится видно.
Поэтому и прав отчасти Дмитрий Артис, как-то на портале сказавший, что сегодня нужно писать плохие стихи, правда, он говорил о том, что это нужно для того, чтобы их обсуждали. Но всё же — ugly poetry — вот недалёкое будущее, управляемое эстетической категорией ужасного, как противоядие против симулякров, умножающих энтропию.»

Смотрю на это спустя несколько дней — и мир уже не кажется таким уж жутким, свет пробивается то там, то здесь. В том числе — и свет в конце нашего тоннеля.

Да, смотря на тексты этого сезона, могу с уверенность сказать, что Кубок прошёл под знаменем травести (пародий, стилизаций, улучшенных, пусть и не всегда, копий).

Таня, а ты что об этом думаешь?

И вопрос к Доктору — это так всегда было и я просто первый раз заметила, или это новый тренд?

ПК:

Мне нравится название ugly poetry. Это всё равно что «гадким утёнком» называться — что автоматически определяет тебя как без пяти минут Белого Лебедя.
Но здесь как и в случае с китайскими сникерсами: есть дорогая брендированная уродливость, а есть «просто». И ведь чем-то же они различаются... Как ты говоришь: поди знай!

Доктор:

В вашей светлой голове, Юлия, ежесекундно рождается столько вопросов, сколько Доктор не мог представить за всю свою долгую жизнь. Это и есть так называемая «акселерация», да?

ЮМ:

Доктор, а разве это содержательно — отвечать открытым вопросом на открытый вопрос?


Конкурсное произведение 361. "Искры"

ЮМ:

Почему-то вдруг вспомнился Меладзе, или ... не Меладзе — а, Серов — «я люблю тебя до слёз, без ума люблю».

«Одарённая светом» — это Муза? И это о том, как лирический герой влюблён в свою музу и не слышит из-за это в небе?

Просто вот как понять: «Что ж вы молчите в небе? Пусть грянут трубы! / Как на свою Голгофу иду всё выше.»

ПК:

Прошу заметить: это ведь пока только «искры»... Что ж будет, когда пламя возгорится??

Я уже прошлась по своим чётным номерам и сейчас вернулась к началу, чтобы опять спуститься вниз — уже по Юлиным, нечётным. Такой у нас метод написания.
Я честно старалась держать марку серьёзной, обстоятельной обозревательницы, но уже к середине двадцатки скатилась в стёб. То ли двадцатка такая... кстёбурасполагающая... то ли влияют побочные факторы, как то: сформированность топа, близость 2-го тура, близость Нового года, в конце концов!..
Чем дальше, тем труднее становится подробно разбирать откровенно слабые тексты, останавливаться на всех нюансах, кажущихся мне проигрышными/ сомнительными / просто скучными.
Перехожу в режим компактного, сжатого комментирования, оставляя за собой право развернуто разбирать только те тексты, о которых мне действительно будет что сказать.

Вопрос от Доктора:

Доктор стесняется спросить — это посвящение Медузе Горгоне?


Конкурсное произведение 362. "Снег"


ПК:

Лиргерой хотел подружиться с какой-то Таей, даже тел записал, но получил между глаз и... и всё. Дальнейшее покрыто белым снегом.

Извините, но трудно комментировать такое всерьёз.

ЮМ:

Что-то лирическое есть за этими словами, но если часто лирическое находит выход в инерционном (конвенциональном, привычном), то это лирическое весьма приблизительно знакомо с конвенциональным.

А тире красивые стоят — длинные.

Вопрос от Доктора:

Автор «так видит», да? Не смущает, что читатели видят иначе?


Конкурсное произведение 363. "Быть беде"


ЮМ:

Читать текст было интересно, есть незримое ощущение потустороннего, но текст слишком рассудочный, слишком рациональный, он не пускается в приключения, не едет в незнаемое.

А заявка — очень интересная, ну и что, что близко к мистической прозе, такая story.

Третья часть выглядит самой ожидаемой — изображение конфликта, который выразился всего лишь в том, что «Дело в её глазах / Они следили за мной везде. / Я не выдерживала» — а дальше пошло описание, как именно не выдерживала, как и полагается при пересказе истории, а могло быть что-то другое, выводящее в автобус, где развязка тоже не так интересна как задумка.

ПК:

Юля, полностью с тобой согласна насчет третьей части! Она тут всё портит. Начиная от комического «Будь проклят тот день...» (так и хочется продолжить: «...когда я сел за баранку этого пылесоса!») до махрового штампа «женской истерики»: била посуду, царапала стены.
И убрать бы эту часть совсем, но композиционно необходима какая-то замена, нечто, подводящее к ключевому пассажу «Она полетела вниз».

Героиня избавляется от картины, выкидывает ее из окна — и именно тогда начинается то самое, мистическое: история Дориана Грея повторяется, в наши дни, только действуют в ней уже другие лица — наша лиргероиня и Незнакомка. И парень с тубусом за спиной.

Отличная история (за исключением 3-ей главки), на две розы!

Вопрос от Доктора:

Разве не стоит похвалить? В кои-то веки не просто переписывание картины словами, но живая интерпретация.
Пусть и проблемная, но все же?


Конкурсное произведение 364. "Зайка"


ПК:

Даже не знаю, что для меня здесь выглядит более странным: сочетание зайки и сыра бри или Барто с Крыловым.
Думаю, что автора вела рифма, а смысл подтягивался за ней. Иногда НЕ подтягивался.

ЮМ:

Некоторые моменты даже не несколько комичны, а настолько комичны, что не понимаю — это вот намеренный стёб или так случайно получилось и просто было важно написать историю в рифму?

И хоть лисиц вокруг ни разу,
что очевидно, зайке в плюс,
я положительную фразу
в стихе закончить не стремлюсь...

Всё-таки поэзии стоит ходить на кудыкину гору альбомной лирики — там такие приключения языка можно встретить, что впору восхититься. Но что ей не стоит там брать — так это серьёзность.

Вопрос от Доктора:

Рука уже сама пишет, да? Без участия, так сказать, высших психических функций?


Конкурсное произведение 365. "Бетельгейзе"


ЮМ:

Homo homini lupus est — вот, можно в следующем году написать «хомо хомини — лупус и есть, / и когда у него в зубах застревает шерсть ...» — будет разнообразие некоторое.

Нет, написано-то хорошо, мне здесь строка про бадью очень нравится, очень западает в душу

человек человека послушал и дверь на крюк
у него сыновья и жена и белья бадья

И энергия чувствуется своя, незаёмная — но зачем это всё в формулу укладывается? Как будто профессиональный стандарт — непременно должен быть текст про то, кто человеку человек.

Захожу вот по первой попавшейся ссылке в рекомендациях браузера, а там Андрей Асвацатуров и говорит:

Томас Гоббс говорил: «Человек человеку волк», Ремизов заявлял: «Человек человеку бревно», Сэлинджер говорил: «Мы все друг другу монахи». А я бы сказал, мы все друг другу пеликаны, то есть непонятны и непостижимы друг для друга.

(Из интервью журналу «Сноб»)

Про неуклюжа, кстати говоря — вспоминается прекрасное стихотворение Андрея Чемоданова, процитирую его, пожалуй:

я сегодня поймал неуклюжа
он неловко по лужам бежал
восклицая тихонько о ужас
и ужасно его было жаль
неуклюжа я вытер чем было
на колени себе посадил
предложил неуклюжу повидло
неуклюж неуклюж был но мил
из окна посмотрел а снаружи
на заклание и на убой
миллиарды бегут неуклюжей
и слеза по асфальту рекой

[А. Чемоданов «я сегодня поймал неуклюжа...»]

Таня, ты в этом сезоне говорила об изношенности формы «человек человеку», вот в тексте 365 ты слышишь что-то новое, подновляющее форму?

ПК:

Ох, Юль, ну как я могу критиковать стих, у которого больше всего рекомендаций? 11 штук!! Даже боязно как-то...
К тому же формула эта, «человек человеку», видать, магическая, долгоиграющая, универсальная. На всех действует.

Но скажу, пожалуй, о хорошем.
Здесь, в этом тексте, есть один очень важный и сильный момент. Ночной визит «человека»-узника лагерей к «человеку»-обывателю происходит не в реальности, а — снится последнему. Вся эта ситуация ( приход опасного, «чумного» гостя, способного заразить своим неблагополучием и навлечь беду) —пережиток не столь отдалённого прошлого, «сгусток истории», застрявший ночным кошмаром в нашем коллективном-, так сказать, -подсознательном. И он еще долго будет там, никуда не денется.

Вспомнился, в связи с этим текстом, один рассказ... кажется, Людмилы Улицкой, но может и Дины Рубиной. Там молодой современной петербурженке (из 2000-х) снится сон, как будто в дверь звонят, она открывает — и видит старика, женщину и ребенка, тощих, закутанных, выглядящих как типичные блокадники с фотографий. А у нее в руке как раз бутерброд, или булка, что-то такое хлебное. Они тянут к ней руки за этой булкой, умоляют глазами дать, и героиня... поспешно захлопывает дверь. Ей вдруг на миг «забылось», что сейчас хлеба вдоволь, голода нет, ей захотелось уберечь хлеб для себя и своей семьи. Захотелось выжить. И после этого наваждения она долго не могла прийти в себя, терзалась муками совести — почему она не накормила этих несчастных призраков Блокады, даже во сне?

Вот и здесь нечто подобное, невроз или даже психоз «чёрного места» истории, блуждающий ночной кошмар. Торчащий «штырями из слабой груди» современного обывателя.

Нравится ли мне набившая оскомину формулу «человек (к) человеку»? Нет. И еще не нравится «белья бадья»: может ли замоченное белье занимать столь значимое место в «мужском» ряду ценностей (пусть даже бытовых, мещанских ценностей)? Ведь герой — мужчина, у него — жена. Вот для этой жены «белья бадья» могла бы стоять на столь видном месте, а по отношению к мужу это придаёт что-то чрезмерно бабье его образу.

Но в общем и целом стих мне симпатичен.

Пусть будет две розы.

ЮМ:

Таня, а вот когда ты написала трактовку, мне на память пришли два блестящих текста: «Из дома вышел человек» Хармса и

В окно выходит человек – без шляпы,
босиком, –
и в дальний путь, и в дальний путь
срывается ничком
и там, где с каплющих бельёв струится
затхлый сок,
встречает чёрных воробьёв
летящих поперёк.

[Л. Горалик «в окно выходит человек...»]

Не стихотворение — а музей боевой славы русской лирики (я про текст № 365), он приятен, но это всё.

А Линор Горалик великолепна, это правда.

ПК:

Ох, Юль, как бы не побили нас камнями за все эти поэтические параллели-меридианы ))

ЮМ:

Таня, меня всегда разговоры об инерционности «убивают» своей радикальностью — то есть либо вообще каждое слово уникальное используй, либо молчи. Тогда как мне видится очень важным этот разговор, особенно сейчас, когда время эксперимента прошло и можно писать как угодно и о чём угодно. Очень часто т.н. актуальных авторов обвиняют в том, что они никакие не новаторы — хм, ну как же не новаторы? Вполне себе новаторы в том, что задают тон и тренд отличный от т.н. тона и тренда конвенционального письма, и даже среда «актуального письма» уже порождает инерционные формы. Мне кажется, что затёрты все слова, и слово «вторичность» (впадающее в «инерционность» но не полностью синонимичное) в том числе, но это не значит, что оно не должно звучать.

Некоторое время назад на портале был скандал из-за того, что пара слов совпадало (!), и это глупость, конечно, как и «написал стишок — закрыл тему». Как центрист, я нахожу невероятно важным показывать формульность и даже формулярность (помните библиотечные формуляры? нужно было всего лишь заполнить данными по форме).

И да. Я не считаю караоке искусством, даже самое умелое исполнение для меня — возможность приятного времяпрепровождения и не более.

Может эта чересчурная, нарочитая литературность и вывела текст в ТОП, а жюри, почти единодушно за него проголосовавшее, просигнализировало авторам: «ничего-то вы создать не в состоянии, что бы поразило нас».

Вопрос от Доктора:

Номер трамвая не подскажете?


Конкурсное произведение 366. "Первые читки "Вишневого сада"

ПК:

В комнатушке такого маленького текста собрались сразу и Чехов, и Станиславский, и некто режиссёр, апеллирующий к Станиславскому: «Вы верите?», хотя логичнее было бы ему, как режиссёру, сверяться в первую очередь с собой.

Допустим, всё это представимо. Бездарные актёры позорят свой театр перед двумя великими тенями (Станиславский точно тень — об этом говорит присутствие режиссёра в комнате: зачем бы два режиссёра на одну труппу? А раз уж Станиславский тень, то Чехов и подавно.)
То есть первый смысл высказывания я понимаю.
Но что за этим кроется? Автор хочет сказать, что на первых читках «Вишнёвого сада» актёры зевают, таращатся в окна и вообще ведут себя из рук вон плохо? Или это отдельный случай из жизни отдельно взятого театра?

ЮМ:

Это я так понимаю текст о смерти культуры — вот раньше не то, что нынче. Этому плачу так много лет, что со счёта этих лет сбилась — да, все говорят о кризисе культуры, но может это просто культура такая — существующая в кризисе?

Ну и разве не скучно писать — как никто никому не интересен и даже самому А.П. (это же он в пенсне?)

Вопрос от Доктора:

Не всегда получается «выехать на классике»?


Конкурсное произведение 367. "Клэр"


ЮМ:

Уважаемый текст, после Александра Сергеевича в русской литературе произошли ещё Серебряный век, шестидесятники, «вторая культура», взрыв семидесятых, восьмидесятые, концептуалисты, метареалисты, новый эпос, новая искренность, взрыв сетевой поэзии (и я много ещё упустила в этом ряду).

Вот ведь как срабатывает текстовая логика — от Пушкина до Лермонтова 5 строк.

ПК:

Юля, это же поэзия травести, «пародии, пастиши, стилизации», эге-гей! Бачки Пушкина, мундир с лермонтовского плеча, а внутри небось корнет Азаров скрывается...

Здесь мне досаждает даже не это, а уже встреченный много раз на КБ модный прием — использование «технической» лексики. Точки, запятые, тире, глаголы, пунктиры, сов.вид, несов.вид, страдат.залог... Это было когда-то интересно и ново, но годы идут, а фишка затянулась...

Вторая строфа устроена лучше первой. И каламбур в финале — передёргивание пушкинской строки — очень даже неплох.

Вопрос от Доктора:

«На классике выехать» — не всегда получается?


Конкурсное произведение 368. "Служенье музам терпит суету"

ПК:

Не сразу поняла, что «измученный за QWERTY» — это не испереживавшийся за некоего Кверти, не пострадавший (замученный насмерть) за кверти как за правду или Россию-матушку, а — за клавиатурой истомившийся.
Дальше ЛГ говорит, что ему плевать на встречный ветер. Тут хочется его предостеречь и всё такое... Но прилежно читаю дальше. До самого конца. Вопросы и замечания, возникающие по ходу прочтения, озвучивать, пожалуй, уже не буду.

ЮМ:

Кто такие — «мнихи»?))) Чудо какое, а не словцо — мнихи на колокольне — если и есть что-нибудь максимально непоэтичное, то это оно.

Фельетон на фельетоне — что уж тут скажешь. Думаю, что этот текст нам ещё откликнется в комментариях и нам растолкуют суть в послании экрана на полтора. Но могу и ошибаться.

Ах. Тут ещё и «торжественные псальмы».

Вопрос от Доктора:

Что осуждали, в то и «вляпались»?


Конкурсное произведение 369. "Фенологическое"


ЮМ:

Вначале подумала, что это онегинская строфа, но потом поняла, что нет — тут какие-то другие задачи.

Не удивлюсь, если и эти задачи ведут свой род от Пушкина, это ещё одна мода Кубка, кстати — напрямую А.С. наследовать.

ПК:

Уверена, у текстов 367, 368 и 369 один автор. Правда, если в первом случае автор еще пытался интересничать, развлекая читателя фокусами с Пушкиным и Лермонтовым, то здесь даже этой игры нет. Воспроизводится хрестоматийный отрывок из «Евгения Онегина» о временах года — на современном материале и «чуть-чуть по-своему».

Вопрос от Доктора:

За что нам это наказанье? За какие грехи?


Конкурсное произведение 370. "Пятнадцать лет"

ПК:

Хороший текст — в своей весовой категории. А категорию, к которой я его отношу, я назвала бы фотоальбомной лирикой (не путать с альбомной!). Чтобы долго не растекаться, что это такое, приведу лучше текст старенькой песни группы «Тараканы», и вы сразу же всё поймете.

Я помню как на выпускном вручили всем фотоальбом
Групповые фотки, класс за классом, были в нём.
Вот ухмыляются мои друзья, вот с ней мутить пытался я.
29 человек, друг за другом в три ряда.

Я смотрю на эти лица, кто кем стал теперь,
10 лет назад, десятый класс.
Каждый выходил в мир через собственную дверь,
Кто мог знать, что ждет снаружи нас?

Она торчит, вот этот мент: «привет-пока, пока-привет»,
А тот вернулся из Чечни, без башни и без пол ноги.
Тому сидеть ещё пять лет, а вот его уже на свете нет,
А к ней, наверное, до сих пор легко вписаться на обед.

(«Я смотрю на них», 2001 г.)

Текст 370 имел бы все шансы стать песней «родом из 90-х»... не будь он родом из 2020-х.
Понравился пассаж про будущих ментов и бандитов, которые сейчас играют в карты в одной компании. Прямо «Детки в клетке» какие-то, тигрята и козлята в одном загоне )).

Одна роза.

ЮМ:

А я бы определила, как поколенческую лирику — в прошлом сезоне текст оной был успешен и я ждала, что их будет много. Но как-то нет — то ли поколения не даются авторам, то ли авторы не осознают их как сущностное — чего гадать? Нет и нет — но несколько текстов всё-таки пришло. И вот один из них.

Единственное, что художественная форма со смертью одного из тех, кто входит в описываемый круг уже исхожена, даже у «барных поэтов» — даже у Огнева, про которого была речь в комментариях.

Всегда говорю — не нужно бояться кудыкиной горы, вопрос один — с чем текст возвращается к нам?

А возвращается он к нам с тенью смерти Христа — один был среди нас «не такой», да и его «на салтовке зарежут алкаши». Смерть выглядит как случайная, и было бы здорово, если бы текст что-то сделал с этой смертью. Подошёл бы как-то к формуле «... умер за всех нас» — я про «Hyper, peri, anti» — но текст предпочёл остановиться у самого края.

Вопрос от Доктора:

Доктор тоже рад за харьковских, но что насчет поэзии? Мы же за этим сюда приходим, вроде?


Конкурсное произведение 371. "По одну сторону"

ЮМ:

Очень человеческое стихотворение, можно даже сказать — поколенческое. Маловато только поэтического материала, но по-человечески если — очень сочувствую. Понятна эта природа одиночества, особенно для тех, кто родился задолго до эпохи интернета.

Вспомнился короновирусный сборник, который издала Людмила Вязмитинова — её LitClub «Личный взгляд» открыт для всех.

ПК:

Мне очень импонирует женская лирика с таким вот «мужским», в хорошем смысле, типом поэтической речи. Чёткость, внятность, собранность... Не будь столь реалистичен и житейски-печален сюжет, даже захотелось бы посоветовать автору немного «взлохматить» эту манеру, внести элемент неожиданности и добавить пастельных тонов. Но в данном случае это было бы неуместно.

А вот розу подарить вполне уместно.

Вопрос от Доктора:

Если просто простота — хуже воровства, то верен ли тезис, что Святая простота — лучше воровства?


Конкурсное произведение 372. "О переименованиях"


ПК:

Очень удивляет отсутствие комментариев к этому тексту. Наверное, всё дело в финишной лихорадке — текст размещен за пару дней до завершения конкурса. С другой стороны, есть и более поздние тексты с длиннющими простынями отзывов.

Может, причина в том, что в тексте речь идет о «скучном», о геополитике: приграничные территории, спорные территории, кондоминимумы... И требуется усилие, чтобы увидеть, как текст преодолевает этот «плоскостной» первый круг и заходит на второй.

Смущается душа -
для Бога мёртвых нет,
но быть живым вполне
никто почти не смеет.

И как перекликается с этим финал — «не оглянись, Орфей!..»
Оставим пока в стороне стилистическую ошибку (правильно было бы сказать — «не оглядывайся»).
Обратим внимание на другое: на сам этот прием запараллеливания с мифом. Здесь он очень ярок и действенен; собственно, по большому счету, он один обеспечивает состоятельное поэтическое высказывание.

Благодаря ему, этому образу Орфея, покидающего Аид, мы можем увидеть Жизнь и Смерть как такие геополитически связанные и проросшие друг в друга «территории», со смешанной «культурой», «языком», «населением». С постоянно тлеющим конфликтом и зыбким состоянием мира: сегодня жив-здоров, но где гарантия, что то же будет завтра? С притязаниями на километры, названия, природные объекты и ресурсы.
Только в случае с Жизнью и Смертью всегда заведомо известно, кто в итоге победит.

В тексте этот глубинный, мифологический второй план присутствует, но не настолько явно, чтобы сразу оказаться замеченным. Всё-таки сначала замечаешь здешнее, исторически ближайшее и прямо названное:

Не оглянись, Орфей! – увидишь сорок пятый...

То есть не поддавайся искушению, не смотри назад, на вашу «общую» прекрасную историю-Эвридику — вместо нее увидишь ужасный лик Войны.

В общем, интерпретировать можно так и этак, но несомненно одно: что-то остро-болезненное есть в этой образности, какой-то фатальной неразрешимостью пронизан текст.

А прихрамывающую строку финала я предложила бы вылечить так: заменить «не» на «но». На смысле это если и отразится, то не сильно его изменит. «Не оглянись, Орфей» — не оборачивайся, чтобы не видеть. «Но оглянись, Орфей» — обернись, чтобы убедиться (и идти дальше, уже одному).

Две розы.

ЮМ:

А я вот, простите, никак не могу восхититься — здесь форма и содержание входят в клинч, да ещё и до боли знакомый, но как будто не реальный, а психологический.

Особенно вот в этой строке:

оправдывает боль завравшегося слова

пока выговоришь «завравшегося», вся энергия улетучится, строка как будто припадает.

Всё не могу вспомнить стихотворение, которое гудит за этим. Но какое-то точно есть и что-то мне подсказывает, что не одно.

Вопрос от Доктора:

Доктор принципиально отказывается понимать, — его можно понять?


Конкурсное произведение 373. "Кино"


ЮМ:

Этот текст подводит не затянутость, а излишняя болтливость — словно он забалтывает что-то важное, постоянно происходит отступление в сторону и создаётся ощущение, что текст открывает нам поиски деталей, т.е. то, как он создавался, с единственной целью — сообщить, что поиски деталей — и есть важное и самое ценное.

Неслучайно тогда в финале появляется дворник, как тот, кто ответственен за поиски мусора и приведения мира в порядок.

Наверное, так я бы определила этот текст.

Любопытен лирический субъект — это такой прохожий, который стремится объяснить окружающую среду.

Он, при этом:

уму непостижимо моему

и никуда от этого не деться

и неба низкого набрякший цинк / пугает беспресветностью депрессий

надёжный путь забрать мои рубли

войду под арку я, и как заведено

Вот и портрет лирического субъекта, для вычленения которого из огромного описательного полотна всего-то нужен розовый маркер.

И чувствуется за этим позиция того, кто сдался, максимально противоположный «бороться и искать / найти и не сдаваться» — «To strive, to seek, to find, and not to yield» — Альфред Теннисон «Улисс».

ПК:

Текст так увлёкся собирательством и смакованием деталей, что не заметил своей самой большой проблемы: абсолютной нелогичности на уровне целостного, на уровне «картинки смысла».
А смысловая картина такова: на протяжении 12 строк ЛГ уж так сокрушается, так убивается по поводу «неудачно» выбранной для съемки фильма натурой... а в 13-14-ой говорит, подводя черту:

в итоге, жизнь и смерть переплелись
в картине в неделимое единство

И далее следует еще 10 строк, добротно-лиричных, местами очень талантливых, живописующих натуру для кино — ну просто роскошнейшую!

где падает, дрожа, последний лист
на скорбные ноябрьские седины,
где в лёд вросли окурки и шприцы,
где по углам чуть слышно воют бесы...

Возникает резонный вопрос: такой ли уж «больной ум» выбрал эту натуру для съемок фильма???
Может, такая натура и соответствует лучше всего замыслу режиссёра??

Но ЛГ (местный дворник, как выяснится в финале) категорически не согласен с тем, что нормальное «кино о любви» можно снять в таком непрезентабельном месте.
Вон же через дорогу красивый райончик зажиточный, с особняками, с аллейками — конфетка! Какого лешего т у т снимать? Не, дурковатый режиссер, ей-богу чокнутый...

Будь всё это осознанным ходом, приемом — этот «антагонизм» режиссёра и дворника, — и текст получился бы отменный (тем более что автор владеет пером на хорошем уровне, как показал фрагмент с описанием «натуры»).

Но текст ясно показывает: автор НЕ ВИДИТ возможности (да что возможности; неизбежности!) этого курьёзного прочтения. Ему даже в голову не приходит, что лир.герой предстаёт перед читателем как смешной и недалёкий «дворник».
И этот момент полностью перечёркивает все достоинства стиха, а они есть и они весомы.

Вопрос от Доктора:

Кому-то нравится затяжное падение в пропасть? Пусть и пропасть-то «понарошку»: всего лишь безмерно затянувшаяся прелюдия с дворником.


Конкурсное произведение 374. "Рядом живет человек..."

ПК:

Я не медик, конечно, могу ошибаться, но мне кажется — если человеку осталось жить месяца полтора, то не будут ему «вставлять какой-то имплантат».
Зацепила строчка про глаза, «которые изо всех сил // стараются молчать об этом», и еще удивило неожиданное решение концовки: «Здравствуй». Это очень круто и эффектно превратило текст в перевёрнутое письмо.

Пожалуй, всё. К остальному на месте автора я бы подошла с жесточайшей правкой.

ЮМ:

Удивлена тому, как прозвучало это стихотворение на портале, ведь оно совершенно не слёзодавительное. Это не просто письмо для проговаривания травмы, это как раз письмо после неё — то самое: «что будет после»? Отстранённое проговаривание, сообщение, причём пронзительное и очень точное.

как на вас смотрит живая смерть

Представляю себе, что вполне реально и за полтора, и за два месяца облегчать боль, хоть с помощью имплантов, хоть с помощью чего угодно, ведь если на секунду качество жизни человека может улучшиться — то почему бы и не побороться за это?

А финал настолько переворачивает весь текст, что поднимает его над собой, делает больше и выводит из области просто проговаривания травмы в художественную плоскость.

Малый восторг — !

Вопрос от Доктора:

Честно говоря — и у Доктора вопрос: зачем вы это так написали? Извините за мой цинизм.


Конкурсное произведение 375. "Маслята"

ЮМ:

Ровно до момента «ну и ладно. в лес пойдём с тобой» текст меня тревожил и раздражал, он двигался пусть очень складно, но что-то дышало из него потустороннее и я ждала, что дальше будет путешествие в лес.

И оно произошло, но нового к лесу не добавило. Вспомнила, что на одном из конкурсов портала Таня собирала лес как символ смерти.

А. Вот, было это в 2017 году)

Петра Калугина 30.11.2017 19:08

Вот снова лес как символ близкого к смерти, пограничного состояния или самой смерти. Уже третий такой лес на этом Кубке, кажется! А то и четвёртый...

В этом тексте «Маслята» поход в лес — процесс прощания, как я понимаю и одновременно — вспоминания.

Раздражает только то, как это сделано в последней строфе, она воспринимается как очень ожидаемая, причём с самого начала.

Но за сам образ леса, за его контурность и тревожность, отмечу текст своим малым восторгом — !

ПК:

Знаешь, Юль, я очень люблю разболтанный ритм — но не люблю разболтанную образность.
Что за «собачья жалость», да еще и в ряду рифм одеяла/ забралом/ впалый? Так и тянет прочесть «собачье жало». Но даже без учета этой накладки, всё-таки повторю вопрос: что есть собачья жалость? в данном контексте.

Дальше. Вопрос деда о пораненом 20 лет назад пальце: «Шрам-то побелел за столько лет?» То есть — это действительно так важно, побелел ли шрам? разве не естественнее было бы спросить — как там твой палец? шрам-то остался? вижу-вижу, остался... И всё такое.

В следующей строфе снова вопрос деда, и снова он звучит неестественно:

гляжу, опять колечко
ластится травинкой золотой.
третье ли? надолго ли? навечно?

Что значит «третье ли»?
Я понимаю, глуховатый дед спросил бы: какое по счету? ась? третье ужо?
Так нет, дед чётко формулирует: кольцо на твоем пальце — третье ли?
Можно додумать: у них с внучкой была договорённость — пока три раза замуж не выйдешь, в деревню не приезжай!
Тогда всё сложится, речево-ситуативные пазлы сойдутся.
Но как-то не хочется домысливать и додумывать, притягивать за уши.

И там дальше еще есть, по мелочи.

Ты спрашивала про лес, Юля. До леса не дошло. За всеми этими «деревьями» косяков я его так и не увидела. Ну не могу я наслаждаться лесом, когда на уровне словоупотребления всё так... непросто.

Вопрос от Доктора:

Правильно ли надо понимать, что тут ищется отдохновение в пасторали не просто так? Можно ли предположить, что это решение набраться сил перед четвертым рывком замуж?


Конкурсное произведение 376. "Дождевой смотритель"

ПК:

В этом тексте, на мой взгляд, слова очень приблизительны, нет идеально точных попаданий. Даже отмеченный Валентином Емелиным «водяной знак радуги» можно назвать удачей весьма условно: денежные коннотации подпортили образ.
Вернёмся к первой строфе.

Созревает вверху урожай дождя:
в полной туче — пруд, в худощавой — лужа.
Дождевой смотритель, как старый дьяк,
день и ночь ворчит, что достала служба.

Почему — как дьяк? Пожилые служители церкви отличаются большей ворчливостью, чем, например, пожилые садовники или сапожники?

«Замочить иссохшие ваши души» — в свете известно чьего высказывания звучит хохмой, тут же вопрос лезет в голову: где замочить, в сортире?

Потом, в первой части стихотворения слова «дождь» и «дождевой» повторяются практически через строчку, это надоедает.

«На погибель всем, не туда заблудшим» — стилистически плохо. «Заблудший» не предполагает управляемого слова, заблудшая душа — это не забредшая в овраг овца, а сбившаяся с пути истинного.
Если же автор скажет, что это каламбур, такое словоупотребление, то я лишь пожму плечами: ну ладно, пусть это будет каламбур — одинокий в этом тексте и «не туда заблудший».

Еще один вопрос: если Дождевой смотритель растит потоп, выращивает беды — то почему он «смотритель»? Он самый настоящий дождевод-селекционер.

и на каждой капле жизнелюбиво
засияет радуги знак водяной.

Радуга — результат дисперсии, то есть преломления света в микро-капельках, парящих в воздухе. На каждой отдельной капле радуга засиять не может.

ЮМ:

Я так понимаю, что это не очень удачная попытка магического реализма, точнее даже не его, а объяснения «почему», такой Лукреций «О природе вещей» на собственный лад.

Больше и не знаю, что добавить — дождь очень любят поэтизировать, и даже в том, чтобы объяснить его появление, поэты преуспели. Трудно ныне быть друидом, всё чаще получаются «колдушки».

Вопрос от Доктора:

Обозреватели-то — наверняка точно знают, как трудно высосать из пальца воду?


Конкурсное произведение 377. "Надголовная среда"

ЮМ:

Очень интересный материал найден — надголовная среда океана, вода которая срослась уже с поэзией (а может с литературой?) в стихах, полёты наверх в воде — но как-то очень рассудочно это безрассудство, как-то очень описательно.

В строфе, показывающей этот рывок дыхания — я про строфу с «и» — как раз особенно не хватило безрассудства. «ты тоже ищешь отсюда выход как ищут смысл» — слишком пряма речь, может именно от прямой речи и движется наш субъект?

Но в следующих строфах продолжается это прямоговорение, «но вдруг по пути замечаешь, не так чтоб с опаской: со дна» — форма и содержание только-только начали влюбляться друг в друга, на мой взгляд.

ПК:

Да, мне тоже не хватило лёгкости, гибкости, водности, округлости и ловкости движений этой речи. Любопытная муза-русалка приблизилась к дайвингисту, а он — загарпунил ее металлическим двузубцем рассудочности и формы...

Вопрос от Доктора:

Какая-то слишком тяжеловесная среда получилась, не находите?


Конкурсное произведение 378. "Опять на излёте солнца"


ПК:

Этот текст — женская партия в дуэте со «Снегом», 362.
Так и буду воспринимать их, парой. Тем более что в двадцатке наличествует и Потоп...
Вот как удачно пазлы сложились, да, Юль? да, Док?

ЮМ:

Да, Таня — очень точно ты подметила. Вторая строфа, к слову, здесь самая перспективная, из неё вполне можно вырастить текст: тоска о дальнем береге, хрупкий лёд (чего?), странное, почти радостное ощущение от потери, «ничто», которое получилось преодолеть — но текст зачем-то увлёкся пассами и совершенно не стал смотреть на то, что он случайно чуть не выболтал.

Вопрос от Доктора:

Надеюсь, что у ЛГ хоть в настоящем есть хоть что-то?
Ответ Петре:
Доктор, честно говоря, уже и забыл о чем текст. Смутно помню, что-то про «ничто». Так что — может да, а может нет))


Конкурсное произведение 379. "Крановщица с парой судимостей"

ЮМ:

О! А вот и панегирик Любови Колесник, что только не выдумали критики о ней за последнее время — она успела побывать в почвенниках, переместиться в урбанисты и её требуют уже назад — в почвенники. Повыдумываю-ка и я.

Её стихи — зеркало, где каждый видит своё: почвенник — почву, урбанист? — получи город и завод; глубинный народ? — получи своё отпущение, отражение своих чаяний и надежд, она никого не осуждает, вбирает в себя и впитывает всё, подобно губке, а какого цвета будет вода — это уж каков водопровод в квартире читательской, такова и вода.

Как будто в её стихах действует субъект, соприродный монаху в фильме «Остров»: любителям Блока покажут здесь Блока, любителям паблика какого-нибудь покажут невысоколобые сюжеты.

Удаль, задор и простор — три понятия, на которых стоит эта лирика, не сдвинешь (это ещё нужно доказывать, конечно, но вот и в предисловии к её книге «Музыка и мазут» сказано про «образ движения»). Может из-за этих концептов русской языковой картины мира глубинный народ и отражается в этих стихах — да и сама Любовь Колесник — глубинный народ, способный слышать стихи высокой поэтической культуры.

Спасибо, что текст 379 дал повод об этом поговорить — !

А про сам текст попрошу высказаться Таню, чьё восприятие не так пристрастно, как моё, ведь я уже взяла маркеры и ушла раскрашивать книгу; зелёный маркер отвечает за простор, лиловый за движение, оранжевый за остановку, а бирюзовый за удаль.

ПК:

Посвящение, необъявленное, ироническое — но в меру. Этакая любовная ирония тут, приласкивающая.

Все знают, что Любовь Колесник — это завод, мазут, металл, рабочие механизмы, хлеб-соль-вода железная руда... московский вариант «поэзии Уралмаша» (утрирую, конечно, но кто станет отрицать, что Л.К. — скорее «город», причем не просто город, а заводская окраина с дымящими трубами ТЭЦ и богатой натурой в стилистике дизель-панка).

А тут, в тексте 379, «крановщица» показана нежной и женственной, изъятой из ее привычной среды обитания и усаженной отдыхать на пригорок. Этим она напоминает русалку.
И нарисована сия русалка с такой теплотой и любовью, что этого не скрыть, что даже две судимости и наколка-карась на руке ее только красят. Равно как и звучание перебираемых автором струн — то отдалённо есенинских, то явно не его.

На Кубке Балтии уже есть «крановщица» («Клавкина высота», 93), но этот текст рука не поднимается назвать пародией на нее или каким-нибудь «ответным стёбом». Это совершенно самостоятельный, высококлассный текст.

Три розы.

Вопрос от Доктора:

Совсем уже было хотел Доктор поностальгировать о знакомстве с молоденькой крановщицей, в пору своей юности, но вовремя вспомнил, что у той — не было ни одной «ходки». Такое не годится для конкурса, да?


Конкурсное произведение 380. "Дом, который..."

ПК:

А пейзаж хорош,
пол-Кавказа можно видеть сразу,
голову подняв.

Найти легко,
с трассы виден домик в этой яме

Так где же, всё-таки, домик Джека — на возвышенности или в яме?

В левом полушарии зима –
овладела теменем, ушами.
А вода – она всегда пряма,
что покажут – то и отражает.

В данном случае вода показывает, как зима овладевает теменем и ушами? Вот так вот без обиняков, с суровой прямотой (она ж «всегда пряма»): смотри и бойся! ты следующий!

ЮМ:

А интересное стихотворение, недописанное только, на мой взгляд — это очень перспективно и интересно «дом, который не достроил Джек».

Что такое дом, помимо очевидного, это ещё и то, что рисуют люди на приёме у психолога, по крайней мере у нас в студенчестве это была любимая забава — нарисовать всякие дома и подсунуть психологам с соседнего потока.

Помимо однородности сюжета, слишком рассудочной канвы текста, здесь ещё мешает слишком ироничная интонация, на уровне хохмы — а ведь от хохмы до отчаянья один шаг — и мимо этой перспективы текст тоже прошёл.

Вопрос от Доктора:

«Вкурил», но «не зашло». Можно это так назвать?


cicera_imho


Заключение:


ЮМ:

Малый восторг — !

Конкурсное произведение 374. "Рядом живет человек..."
Конкурсное произведение 375. "Маслята"

Конкурсное произведение 379. "Крановщица с парой судимостей"


.