27 Февраля, Суббота

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Петра Калугина и Юлия Малыгина. "Диалоги обозревателей". Встреча двадцать первая

  • PDF

petrjuljaЛитературные обозреватели портала на "Кубке Мира по русской поэзии - 2020" Петра (Татьяна) Калугина (П.К.) и Юлия Малыгина (Ю.М.) о конкурсных произведениях с 401 по 420.


Встреча двадцать первая

О конкурсных произведениях с 401 по 420




ЮМ:

Таня, хотела бы продолжить разговор из прошлого обзора, о натурализме и реализме. Скажи, а ты разделяешь их как-то для себя?

И более интересный для меня вопрос — как ты выделяешь для себя «магический реализм»? Как опознаёшь его? Какие черты и приметы сразу тебе говорят — да, это он — «магический реализм»?

ПК:

Юля, чтобы ответить на первый вопрос, отвечу сначала на второй.
Реализм в лирической поэзии невозможен в принципе, по определению. Ведь что такое реализм? «Правдивое воспроизведение действительности в её типичных чертах». Если выйти за пределы литературы и заглянуть чуть глубже: реализм – философская доктрина, согласно которой предметы видимого мира существуют независимо от человеческого восприятия и познания.
Описание мира «таким, как он есть». Констатация существования таких-то и таких-то предметов.
В прозе достичь некоторой иллюзии «реализма» – вполне реально (извиняюсь за тавтологию). Для этого достаточно описать нечто, доступное описанию. «Ночная улица была темна и безлюдна, лишь в самом ее конце, над козырьком дежурной аптеки, светил фонарь».
Но если сказать то же самое в стихах, «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека», то это уже не просто «правдивое описание».
Сам поэтический строй речи такого свойства, что любое «правдивое описание» становится в нем чем-то большим, будь то щит Ахилла или суп Елены Наильевны. А если не становится – значит, это очень посредственные стихи.
В общем, «голый» реализм в поэзии невозможен (а если появляется, то скорее как ругательный «голимый нарратив»)), но зато реализма «приодетого» в поэзии хоть отбавляй. Соц-реализм, сюр-реализм, мета-реализм, гипер-реализм, транс-реализм, и – самый молодой из реализмов, магический. Думаю, это не предел, и даже вангую – будет еще киб-реализм.
Натурализм же не обладает такой валентностью и не присоединяет к себе направления и стили. Он сам себе направление: он любит природу и держится ее, даже когда уклоняется «в город» и «в человека», или разбавляется «странностями». Кстати, в нашей предпоследней двадцатке мы увидим пример такого модного странноватого натурализма (бомже-вокзального, но с апломбом и со знанием слова «дискурс»).
Ну что, про теорию проговорили, пора в поля!


Конкурсное произведение 401. "Зильбертруд"

ЮМ:

Заинтересовалась зильбертрудом, и словарь не выручил. Единственное, что удалось обнаружить — это фамилия Быкова Дмитрия. И что-то мне подсказывает, что он нам не отправлял анонимный текст на Кубок.

Видимо, это рассказчик подумал за Быкова и описал, как к нему приходит вдохновение, ну а паркуа бы и не а — ведь сам Быков стал биографом и Пастернака, и Булата Окуджавы, теперь вот и самого Дмитрия Львовича биографируют. Все биографируют всех — это да, не поспорить.

ПК:

Стойкое ощущение, что текст был написан с единственной целью — озвучить настоящую фамилию Д.Быкова. Остальное было понатаскано из классиков, чтобы заполнить белое поле в «Форме Заявки».
К этому можно относиться по-разному, я предпочитаю — никак.

Вопрос от Доктора:

Правильно ли надо понимать, что «шум гудит» — это то же самое, что «шумит» или «гудит», но в два раза громче?


Конкурсное произведение 402. "Облака под капотом"

ПК:

Название прозвучало как обещание. «Облака под капотом»... Это ж почти кабановские «облака под землей»...
Нет, обманулась. Если и вспоминать тут кого, так Павла Смеяна с его «Полгода плохая погода».
Это я к тому, что текст скорее песенный. Как песня он был бы очень хорош.

ЮМ:

Да, Таня, название обещало очень много — а оказалось это просто про пробки. Иногда можно так встрять — устанешь ехать, и ехать, и ехать.

Вопрос от Доктора:

Теологический вопрос: могут ли облака быть выше небосвода?


Конкурсное произведение 403. "В концертном зале"


ЮМ:

Когда прочла «По матовой клавиатуре» — затаила дыхание — вдруг сейчас текст расскажет, как какой-нибудь программист учит нейронную сеть писать музыку «под Скрябина» и это что-то будет сообщать больше, чем просто описание того, как программист учит нейронную сеть писать музыку «под Скрябина».

Но нет.

Музыканты играют, люди рядом причащаются красотой музыки, ой, нет, они слушаются порыва мудрости.

ПК:

Спи, ни о чем не беспокойся, есть только музыка одна (с) Б.Рыжий

Не знаю, как насчет «поверить алгеброй — гармонию», а вот музыку — поэзией до известных пределов можно. Музыка как предмет исследования и поэтического осмысления волнует многих, от Набокова до убогого, как говорится.
Мне кажется, более менее искушённый читатель не оценит высоко текст о музыке, где всё сводится к описанию ее извлечения («мелькали руки — два крыла / по матовой клавиатуре») и реакции слушателей («и чья-то чистая слеза / вдруг по щеке сбежала быстро»).
Пафос «прекрасности музыки» здесь слишком громок, утрирован, напыщен.
Можно об этом же чуде музыки сказать гораздо тише... и бессметрнее.

Над саквояжем в черной арке
всю ночь играл саксофонист.
Бродяга на скамейке в парке
спал, постелив газетный лист.

Я тоже стану музыкантом
и буду, если не умру,
в рубашке белой с черным бантом
играть ночами на ветру.

Чтоб, улыбаясь, спал пропойца
под небом, выпитым до дна, —
спи, ни о чем не беспокойся,
есть только музыка одна.

Вопрос от Доктора:

Давненько интересует Доктора: как определять — вдруг слеза бежит по щеке или не вдруг?


Конкурсное произведение 404. "Колыбельная онлайн"


ПК:

Первая же строчка поставила в тупик. Во-первых, чем это микроволновка похожа на купель? а во-вторых, к чему тут сдвиг ударения, обозначенный автором? «Спит купель микровОлновая»... В то время как «микроволнОвая» очень даже встает в размер, а «микровОлновая» как раз нет.
Опять синдром последнего вагона? Ошибки-опечатки-небрежности?

Текст — попытка иронически соединить «посконное» (так прямо и обозначено — «посконное») с «виртуально-гаджетовым». Но — слишком грубая попытка, топорная.
Это так не работает, — как любит говаривать Юля.

ЮМ:

А ещё люблю смотреть на креативные тексты и думать: чтобы такое тексту сделать, чтобы распрямиться и воспрять. В этом случае — увы, не знаю.

Вопрос от Доктора:

Вот и Доктор задался вопросом: Ой, не зря ли родители перестали использовать колотушки в воспитательных целях?


Конкурсное произведение 405. "Ненавижу"

ЮМ:

Это, я так понимаю, современная версия бессмертного «я не люблю, когда мне лезут в душу / тем более, когда в неё плюют». После перечислений лирический субъект говорит о каких-то дирижёрах, которым это перечисление неинтересно — если это о том, что Высоцкого запрещали, то истинную правду глаголет текст.

Потом речь перебрасывается к чёрному списку в телефоне, лирический субъект любит всё меньше людей и всё больше заносит в чёрный список, а поскольку это следует сразу за историей о дирижёрах — получается, что сообщение текста: «запрет на публичное высказывание в духе Высоцкого, такая, гражданская цензура, взращивает мизантропию». Да, согласна — нелюбовь это же почти как любовь, в ней тоже много силы, и случается нелюбовь чаще всего от нелюбви.

А потом начинается про описание быта поэтов, я в этом ничего не смыслю, поверю тексту на слово. Точнее — сорок одному слову.

ПК:

А мне это напомнило «Денискины рассказы» В. Драгунского. «Что я люблю...», «... И чего не люблю», «Что любит Мишка».

Когда же прорываешься за все эти люблю-не люблю, то наконец доходишь до главной мысли, а она в финале, как водится:

Я в воздушном замке люблю гостить – там спокойно и вид на море...
Но помилуй бог, чтобы замок был по чужим чертежам построен.

Звучит как бунт трехлетки-демиурга в кризисе «я сам!»
Да, всё хочется самостоятельно, самому. Но как быть, если ты не архитектор ни разу, и даже не строитель?

Примечательно, что протест против «чужой воли», «навязанных форм» отображен в тексте даже на уровне словоупотребления.
В последней строке напрашивается «упаси бог», «не дай бог», но уж точно не «помилуй».
«Помилуй» могло бы быть в таком, например, варианте: но помилуй бог того, кто заставит меня жить по чужим лекалам... или что-то подобное.
Автор неосознанно (сознательно?) выбирает «неправильную», «свою» форму.
Другой вопрос, что из этого получается.

Вопрос от Доктора:

Стесняюсь спросить: а откуда берете статистику по семейным трусам?


Конкурсное произведение 406. "Старички"


ПК:

Стихотворение сделано довольно неряшливо.

Всё уходят наши старички,
свои золотые пятачки
в судьбы наши гулкие вставляя.

Вторая строка сбоит, местоимение читается как «свОи».
И что означает образ — вставляя пятачки в наши судьбы? Старички уходят через турникет, как в метро? Или «наши судьбы» — своего рода копилки, куда уходящее поколение складывает заработанное за жизнь?
Очень смутный, непроявленный образ. В нем что-то есть, но это «что-то» нужно довести до смыслово-образной презентабельности.

И дальше много подобного — недокрученного «чего-то», выпавшего или наросшего ритмически, да и просто курьёзного. «Ленские эпохи фээсбучной»: «Фээсбучной – помесь ФСБ и фейсбука?» — как справедливо замечено в комментарии.

В этих многочисленных помарках совершенно погрязает и растворяется всё то хорошее, что есть в стихе: нежность интонации, сердечная зоркость к деталям, из которых состоит жизнь этих самых «старичков», уходящей натуры советского времени.

ЮМ:

Понятна тоска по уходящим гениям, но вот мимо какой идеи прошёл текст — уход гениальности вместе со старичками, уход эпохи, навязшей, конечно, на зубах, но то — в некрологах. А здесь такая элегия, и поддерживается она нежной интонацией, а вот до полноценной элегии не дотягивается текст, увлекаясь хитрыми словосочетаниями: «что там отрезало в груди» (?), «коммунальный шик», «выбивают ритм проворных ног» (?), «верная колея», и т.д.

А идея, конечно, замечательна — совместить некролог и элегию.

Вопрос от Доктора:

Нет вопросов — не надо бояться ответов. Не правда ли?


Конкурсное произведение 407. "По течению"

ЮМ:

Очень точную вещь ухватил текст, но разворачивал не её саму, а долгую подводку к ней. Я бы отчекрыжила Гераклита с речками вместе — это уже отработанный материал, руда, которую насильно не заставить родить золото, оно оттуда уже добыто, ну если только светом гения сплавить в бриллиант. Но есть задачка попроще — написать стихотворение, взяв за его основу найденную идею: «Где же он, спасительный спасательный круг — / ухватиться, удержаться в этом круговороте? / Странно, но по-настоящему надёжными кажутся мне сейчас / летящий по ветру жёлтый лист / и ускользающая, ещё нерождённая, строка» — это ведь очень точно!

В миг, когда падающий лист замирает в луче света, время начинает протекать по-другому, словарные значения отступают, абстракции опадают, происходит торжество поэзии как торжество полной жизни. Поэтому сблизить падающий лист и поэтическую строку — чудесная идея. Правда, ею уже воспользовался Ив Бонфуа в эссе «Нулевая степень письма» и вопрос о поэзии»

«Но вот вы замечаете листок, который отделился от ветви и плавно, как бы нерешительно, опускается на землю, где должен исчезнуть в высокой траве. Листок, колеблющийся в лучах света. На мгновение, по-видимому из-за лёгкого дуновения ветерка, замирающий практически на месте. Колеблющийся листок: своим неопределённым, замедленным движением он меняет природу времени в сравнении с тем, как мы его переживаем в минуты, когда действуем сами или наблюдаем действия других. .... Итак, мы одновременно ощущаем и небытие, и полноту бытия.» ...

Великолепное эссе, написанное современным французским поэтом, входит в книгу «Век, когда слово хотели убить» — вышла в 2010 году на французском и в 2016 году на русском.

Но всё равно материал для стихотворения ещё остался за пределами существующего эссе. И это будет точно не по течению.

ПК:

Юля, а я бы пошла на еще более радикальные меры и обрезала бы текст по самый кленовый лист. Потому что «спасительный спасательный круг» — это громоздкая присюсюкивающая (много «с») тавтология.
А вот концовка — последние три строки — кажутся мне по-настоящему замечательными.

Вопрос от Доктора:

Не кажется ли вам, что вы где-то это уже слышали? Причем не один раз?


Конкурсное произведение 408. "Проходец"

ПК:

Мне этот текст очень живо напомнил трейлер сериала «Угрюм-река», который крутили всё прошлое лето. Где главный герой кричит: «Расступись, тайга, Прохор э-Громов идет!» — и головой этак дёргает, словно ему воротник жмет, не дает душе вовсю развернуться.

Здесь тоже такая условная, «сериальная» достоверность. Верить ей невозможно, но смотреть интересно. Забавно, по крайней мере.

ЮМ:

Провела несколько часов в поисках значения слова «цывьё» — и ничего не нашла, «Словарь русских народных говоров» заканчивается на «Х», словарь синонимов предложил исправить слово на «цевьё» и подтянул в качестве синонима слово «стержень». Это помимо того, что находится в поиске за 30 секунд.

Отвлекаяясь от того, что ряд слов выглядит или незнакомо, или чудно — я не понимаю, что выражает текст, кроме того, что слышу за текстом песню «Из-за острова на стрежень / На простор речной волны».

Вопрос от Доктора:

Доктор не ошибся? Текст написан с «якуцким прононсом»?


Конкурсное произведение 409. "Лучики солнца"

ЮМ:

Очень приятное альбомное стихотворение, которое развивается от лучиков до шарфика, который нужно непременно связать для согревания души милому.

Для выхода из альбома ему не хватило отсвета из музея боевой славы русской лирики.

ПК:

Лучики, да... А помнишь, Юль, у нас где-то был текст про каплю везения, связанную необычной старушкой? Вот этот.
Если объединить эти два текста, и добавить к ним еще один (пока не знаю, какой), то получится очень даже миленький цикл.

Вопрос от Доктора:

А крестиком вышивать не пробовали?


Конкурсное произведение 410. "Бунт Коломбин"


ПК:

Умом понимаю, что это может быть о любых социальных волнениях и беспорядках, но особое шестое чувство интерпретатора подсказывает мне, что это о разгоне гей-парада в Москве в 2017-м (или не в Москве и не в 2017-м, не суть).
Если исходить из этого, то всё складывается: автозаки, куда пачками запихивают «коломбин»; гнусная тень карабаса-барабаса Америки, развратной и радужно-девиантной; настойчивость автора, с которой он привлекает внимание к здоровой красоте тире естественности «коломбин», с их свежим румянцем и высоким индексом сатурации.

Ой, пардон. «Их лица румяны, их воздух свеж». Свеж не румянец, а воздух. «Их» — выдыхаемый ими; воздух вокруг них, воздух в толпе. Да они вообще практически не пахнут, разве что лепестками роз...

Всё это я пишу не ради стёба, а с единственной целью — показать автору (если он читает), как уклончивая приблизительность и нечёткость сообщения вкупе с его аляповатой яркостью порождает уродцев смысла.

ЮМ:

А я так поняла, что некие надежды облачились в одежды, после того, как их румяным лицам и их свежему воздуху крикнули «Позор!». Но по-моему гемоглобин не зависит от степени одетости. Но я не доктор — не знаю. Доктор, зависит или не зависит?

Вопрос от Доктора:

Вопрос к коллегам: Все еще не знаете, чем пахнут майские автозаки?

ПК: коломбинами?

Доктор: Космонавтами?


Конкурсное произведение 411. "Странница"


ЮМ:

Думаю, всё же, не «останки», а «остатки надежды и веры» — или речь об останках, это то, что остаётся после людей по имени Надежда и Вера.

И было бы очень здорово, если бы текст справился с управлением и продержался бы на уровне второй строфы — она ведь и интересна, и есть в ней позиция, и движение души — но нет, вмешался «истеблишмент» (это слово и написать-то трудно, не то, что выговорить).

ПК:

В одряхлевшей утробе
нет ни намека на новое «быть» или «сметь»,
только останки забытых надежды и веры

Вот он где, настоящий хоррор, это похлеще тварей Вари и зомби Зои будет...
Полезла гуглить словосочетание «призраки матки» и нашла такую вот аннотацию:
«Призраки Матки — Womb Ghost. Гонконгский фильм ужасов 2010 года. Мертвый плод продолжает жить после смерти внутри тела женщины. Неестественное прекращение такой жизни превратит младенца в самый злой и порочный вид духа.
Сюжет разворачивается в основном в психиатрической лечебнице, где загадочным образом беременеют женщины».

После этого неожиданного зигзага от русскоязычной поэзии в китайский кинематограф мне уже ни с чем не было страшно повстречаться в этом тексте, даже с «истеблишментом нервным» — порождением «нервного солнца»...

Вопрос от Доктора:

Вы только верьте, молитесь и ждите, а Господь — он непременно во всем разберется, не так ли?


Конкурсное произведение 412. "По старому руслу"

ПК:

Двойственное впечатление от текста. С одной стороны, в нем вполне состоялось то смещение слов в лирическое измерение, которого, собственно, всегда ждешь. И сюжет вполне уловим и прослеживаем: путешествие памяти. По «руслу, которого нет». Это беспроигрышный сюжет, в том смысле, что каждому понятен и каждого способен тронуть.

С другой стороны — текст движется как-то неуверенно, шатко. Непоследователен в подборе рифм: везде они точные или почти точные, и только в первой строфе — очень и очень приблизительная рифма гнездятся/ дачном.
Очень удачные и яркие строки перемежаются с довольно тусклыми и формальными: «И каждый не ставший реальностью шанс / Сгорает костром, как отказ от наследства». Строго говоря, этот скучноватый пассаж здесь один такой, ну плюс еще невыразительная концовка.
Остальное понравилось.
«Детская лодка» — необычное и очень обаятельное сочетание слов, раньше не встречала.
«Стаи сумрачных рыб / Легли переменчивым древним узором» — красивость, а всё равно здорово.
«На отмелях белых разложен пасьянс / Изломов судьбы и посланий из детства» — тоже очень хорошо.

Что ж получается, много классных находок, а вместе они почему-то не выводят стих на должный уровень. Трудно сказать, почему. Может, у тебя, Юля, есть мысли на этот счет?
У меня лично нет, но есть одна роза.

ЮМ:

Таня, я думаю, что приблизительность интонации подвела этот текст — там, где он говорит ёмко — получается хорошо, а там, где обобщает детали и растаскивает на несколько строк одно сущностное — энергия улетучивается.

Мне, если честно, и «разложен пасьянс / изломов судьбы» не нравится — вот если бы текст уплотнился и не раскладывал бы одно сообщение на две строки — может, получилось бы хорошо.

Ведь как отличаются друг от друга по смысловому напряжению эти два фрагмента:

За детскою лодкой, чей теряется след
Плыву по течению в домике дачном

и

А в тёмной воде стаи сумрачных рыб / Легли переменчивым древним узором

Вот произошёл перенос действия в другую строку — и пошла расхолаживаться энергия сообщения, это-то текст и подвело, на мой взгляд. Ну и ещё некоторые мелочи, но эта выглядит как основная. Не хватило динамики стихового ряда, там, где она должна была появиться за счёт переноса, текст замедлился слишком сильно, а не ускорился, набрав побольше дыхания для разлёта.

Вопрос от Доктора:

Стесняюсь спросить — о чем это? И вообще не уверен, что жажду знать ответ.


Конкурсное произведение 413. "Уроки музыки»

ЮМ:

Ещё один текст, пытающийся описать музицирование — описание ничего не рождает кроме описания (гениальные случаи даже не берём, смотрим на конкретный пример).

Прекрасная натура — соположение культурного и мещанского, и даже фактура хороша — скрипка, звуки музыки, муха в раме и полёт мухи. И вот отсюда может вырасти текст хоть про смерть искусства («некоторые иногда сокрушаются, что поэзия умерла, но только потому, что сами давно ничего не писали» (неизвестного автора); хоть про раздор бытового и духовного в отдельно взятой душе.

ПК:

Ой, а мне этот текст показался гораздо более выразительным, чем предыдущий о музыке!
Во-первых, динамика и естественность речи. Текст дышит — и свободно говорит с читателем, на привычной (близкой к повседневной, прозаической) скорости говорения, незатруднённого искусственно. Одно это уже дорогого стоит.

Во-вторых, автор виртуозно миксует планы — «вечное» с «бытовым», некие горние выси духа, куда уносит его звучание скрипки за стеной у соседей, — и набросанную беглыми штрихами квартирную обстановку.
Виртуозность не в самой идее напластования и проращивания одного в другое, конечно же: так много кто делает; это, к слову, и есть та самая «метафизика», о которой мы говорили выше.
Нет, высокое мастерство — в том, к а к это делается, насколько хорош автор в своем столь вольном — и ловком — обращении со словами «любовь», «смерть», «душа», «тьма», «бездна»... Это нигде не выглядит ни наивным, ни чересчурным, и очень вкусно разбавляется внешним антуражем:

и в голове полнейший хаос,
и хочется нырнуть навеки
во тьму глухой и мрачной бездны –
и ветерок колышет ветки
внизу у сонного подъезда

И, наконец, в-третьих. Ирония в лучшем смысле этого слова. Ирония-игра (как музыка — тоже игра, на музыкальном инструменте).
Здесь игра иронии столь тонка, что ее не сразу и опознаешь. В первой части текста герой признается в сильнейших эмоциональных переживаниях, вызванных музыкой:

плывут во мгле в слоях бесплотных
смычка мучительные трели,
и кажется, что сердце лопнет,
что смерть с косой стоит за дверью

А в финальной строке читаем:

Всё смолкло, стало слышно муху,
застрявшую в оконной раме,
зудящую в предсмертных муках

То есть смерть с косой всё-таки пришла — за мухой. Сила музыки для кого-то да оказалась роковой.
Где-то тут близко маячит анекдот про крохотную смерть с крохотной косой, которая на недоумённый вопрос «Ты чего такая маленькая?» с достоинством ответила: «Так я за канарейкой».
Но стихотворение удивительным образом не становится анекдотом. Жужжащая в агонии муха не воспринимается (на беглый взгляд) как еще один «слушатель» Полёта валькирий, как жертва музыки.

И вот еще один момент в стихе, где ирония тонка до неочевидности: герой описывает пытки музыкой, извлекаемой смычком из скрипичных струн («плывут во мгле в слоях бесплотных / смычка мучительные трели»), а заканчивает эту мысль словами «аккорд финальный режет воздух, / итожа жизнь как харакири».
Получается этакое харакири смычком.
В современной поэзии смычок нет-нет да промелькнет в качестве орудия самоубийства, но обычно это связано с венами на руке. Про харакири смычком я еще не слышала!

Затрудняюсь объяснить, почему меня всё это радует. Грубоватый юмор, но тонко явленный... Лёгкий, «счастливый» язык.
Дарю за него три розы.

Вопрос от Доктора:

Причем здесь, собственно, любовь, заявленная в первых строках?


Конкурсное произведение 414. "Частушечье"

ПК:

На мой взгляд, название выбрано неудачно. Текст пытается прилепиться к жанру, к которому не имеет никакого отношения. Частушки — это, во-первых, когда смешно. Во-вторых, каждый «куплет» в частушках — законченная мысль. Бывают частушки, объединенные сюжетно или по персонажу действия, но для них это правило непреложно. Никто не станет слушать пять частушек, чтобы только в последней наступил эффект комического. Или вообще хоть какой-нибудь эффект.

Вот и здесь — более менее внятная и остроумная мысль появляется лишь в двух финальных строчках:

И давал Господь ума нам,
мы ж не взяли, да живем.

Это вот хорошо. Остальное — кружение гуся над фонтаном.

ЮМ:

Ещё хорошее есть — «ночка мышь в кармане прячет» — а остальное оставляет в недоумении. Фонтан, гусь, бой на поляне (это на искусственном газоне подле фонтана?), локти, мысли — всего в тексте много, но такое ощущение, что эти объекты/субъекты не подозревают о существовании друг друга.

Вопрос от Доктора:

Большого ума гусь, по всей видимости? Не просто так, вестимо, он над фонтаном кружит?


Конкурсное произведение 415. "И всё"

ЮМ:

Второе на этом Кубке «и всё» в финале стихотворения навело на мысль рассказать о «Поэме конца» Василиска Гнедова, точнее — оставить ссылку на источник, потому что незачем долго описывать то, что по ссылке можно увидеть.

В источнике не написано, но Адамович как раз писал в своей книге, о которой я уже говорила, что Гнедов по окончанию «поэмы» рубил воздух кулаком с присказкой: «всё». Потому и вспомнилось.

ПК:

Забавно это и даже умилительно, когда вирши в духе «пролетарочка-маргиналочка» пишутся с этаким пижонским шиком, со строчных и без запятых, да еще с привлечением загадочного «мутного дискурса, в целом идеального». Я бы не удивилась, выяснив дальше по тексту, что мужичков этих звали Ролан Барт и Жак Деррида, а Фердинанд де Соссюр за бутылкой побежал.

Юля, ты спрашивала про натурализм — вот тебе натурализм, в одной строчке: «их перегар богат как перегной».

Жаль, автору не удалось замесить это ивсё покруче и довести до абсурда... или даже перевести через абсурд.

Вопрос от Доктора:

Не кажется ли вам, что ЛГ имеет представление о пьяных вокзальных мужиках — только теоретическое? Так сказать, умозрительная интерпретация чужих представлений «о прекрасном»?


Конкурсное произведение 416. "Только эхо"


ПК:

И кому здесь слушать? Эти дома глухи;
дни, как тени, в домах оседают ковром настенным.

Ну отчего было автору не заменить вторые «дома» на «внутри»?? Тем самым он убил бы двух зайцев — ненужного повтора избежал и логико-стилистической оплошности не допустил. Бы.
Дни, тени, дома — во множ.числе, а ковёр почему-то один.

А что касается перемудрёного и вычурного пассажа «цирк уехал, но призрак арены / крепким элем льется прямо зиме в гортань», то здесь для меня наступил предварительный конец текста. Дальше дочитывала без всякого энтузиазма.

ЮМ:

Звуковая дорожка в этом тексте — то, как расположены гласные, как начинается и останавливается звук — скорее нравится, а вот слова как будто все не те. «серый запах» — хорошо; «запах трухи — хорошо»; а вместе — «серый запах трухи» — странно.

«Призрак арены льётся ..., распеваясь» — ну тоже странно. Как будто текст писался в час по чайной ложке.

Цвета много — как будто это картина в словах и слушать слова и то, что возникает на стыке слов — бесполезно.

Вопрос от Доктора:

Кошерно ли задавать вопросы эху? И уж тем более — ждать на них ответов?


Конкурсное произведение 417. "Друг мой — враг мой"


ЮМ:

Всё было бы здорово в этом тексте, как бы не маячили за ним тени «Тихого Дона» или «Тени исчезают в полдень» — сюжет раскола настолько соприроден языку, не один раз пережившим этот раскол, что мог бы найти выражение не через пересказ, а через что-то иное.

« Но если завтра я тебя убью, / прости меня заранее ... / — Ты тоже» — это скорее хорошо и правдиво, но всё-таки диалог мог бы быть выражен почётче, пока создаётся ощущение, что говорит один лирический субъект, и поэтому вся картина больше выглядит придуманной, чем состоявшейся.

ПК:

Концовка понравилась (которую цитирует Юля) и выражение «волчара в шкуре человечьей». Остальное не выходит за рамки темы «брат на брата», давно и прочно вписанной в традицию, увы, не только поэтическую. Художественной частью пожертвовано ради нарративной и... как бы это сказать... идеологической.

Вопрос от Доктора:

Устал зевать, вот в чем вопрос.


Конкурсное произведение 418. "Выбор"

ПК:

Стою перед дилеммой. Текст еще в игре, корректно ли будет его критиковать? С другой стороны — почему нет? Члены Большого жюри обзоров не читают (так все говорят), а если и читают, то у них «своя голова на плечах» (так тоже все говорят).

Мне не нравится текст своей кондовой затрапезностью. Говоря так, я имею в виду даже не столько затрапезность материала, «натуры» (все эти фикусы, чайники, мешковатые свитера, досаждающие соседи), сколько затрапезность мысли и поэтической образности.

Кофе на Голгофе, ну да.

Или этот вот пассаж о соседе:

дробившей уголь дедовой киркой
отстаивая право на свободу,
ломает стену пьяный идиот.

Ну разумеется, ну как же тут — в «поколенческом» тексте — не противопоставить героических дедов с отмороженными деградантами-внуками?

Если сосед у ЛГ — деградант, то чайник — маленький домашний диссидент.

Бурлит в душе у чайника вода.
И чайник, не свистевший никогда,
вдруг засвистит несдержанным укором.
Шипи и плюйся, ярься и кори,
раз кипятком наполнен изнутри...

Мне показалось, что я путешествую во времени и сейчас нахожусь где-то в 70-х.

Потом, все эти перемежающие описание быта унылые трюизмы: «Нам только снятся праздность и покой», «Но всё пройдёт, и прошлое пройдёт», «в рассвет, где всё тщета и круговерть».

Или вот эта откровенно неудачная строка: «где ветви и слова заострены». Со словами понятно, но какие такие ветви — заострены? О чем это?

Финал автор предсказуемо закольцевал: сделав в начале бутерброд, в конце он мучается выбором — с чаем или с кофе? Причем выбор по своей трудности и, вероятно, значимости сопоставим с тем выбором, который пытаются сделать «дети» выбирая «путь страны».

И вот тут я уже совсем ничего не понимаю. Автор — прикалывается над несчастными «детьми» (дегенератами, крушащими стены дедовой киркой)? Или он им сочувствует? Или просто хочет съесть свой утренний бутерброд?

ЮМ:

Где-то я уже этот пассаж про «сыр-сыр» видела ... а, да вот же «за двести верст от Новой Риги / водой стоялой воздух сыр / и вдоль дорог грибы и рыба / и никогда творог и сыр» № 298 «Селигер». Полюбились на этом Кубке каламбуры и незатейливость — «сигнал-ответ» — «сигнал-приём».

Я так понимаю, что БЖ выбрало это стихотворение за «гражданскую позицию» — «всё, что ты можешь решить — это с чаем съесть незамысловатые бутерброды или с кофе». Ну такой пафос, да. Свистящий несдержанным укором (!)

Вопрос от Доктора:

Правильно ли надо понимать, что принципиальный, краеугольный, так сказать, выбор, перед которым стоит современная поэзия. — это выбор между кофе и чаем? И даже с сахаром или без — уже не столь важно?


Конкурсное произведение 419. "У-лица"


ЮМ:

Название упрямо отсылает к Маяковскому, а читаю текст и не понимаю — сознательно или нет. Я про его текст «Из улицы в улицу», довольно известный:

У-
лица.
Лица
у
догов
годов
рез-
че.
Че-
рез
железных коней
с окон бегущих домов
прыгнули первые кубы.

Что-то мне подсказывает, что неосознанно. А ты как думаешь, Таня?

ПК:

Я думаю, всё дело в наглядности приема, в этой неспрятанности «лица» — в «улице». Оно слишком на виду, и заметить это легко и без Маяковского. А заметив — взять в текст, почему бы нет?

В этом тексте мне нравится один момент: заплутавшую в улицах-переулках героиню тянет присесть у стены. В этом есть что-то очень узнаваемое, для меня по-крайней мере.
В остальном же текст свидетельствует о некоторой незрелости автора. Юного, вероятно.

Вопрос от Доктора:

Затерялось среди конкурентов, не находите?


Конкурсное произведение 420. "Рыбы хотели счастья..."


ПК:

Рыбы, птицы и самоубийцы. Что их связывает? А вот!

/ответ: они все одинаково хотят счастья/

Вообще интересный текст, что-то в нем есть неуловимо-отчаянное, спрятанное за плосковатыми формулами и побуждениями вроде «если лететь захочешь — с высотки прыгай».

Дошла до этого текста в обзорах — и тут же вспомнила читанные недавно «Два стихотворения» Евгения Орлова, здесь же на сайте.

а безногому дал Господь трость
а глухому он дал холст и кисть
а беззубому дал на обед кость
нерожденному дал — жизнь
...
Тут, конечно, всё другое, включая уровень работы со словом, но и что-то общее есть. Каждому что-то дали — и каждый этим распорядился по своему усмотрению...

ЮМ:

«Птица ты рыба / зачем тебе нужно счастье?» — это хорошо, прямо нравится-нравится. А вот как до этой птицы_ты_рыбы доехал текст — скорее не нравится.

Особенно в третьей строфе, где переход происходит от рыб к она — «к рыбам смывают волны / счастья она хотела» — добавить бы отчаянья, срыва интонационного — «да счастья она хотела, ей дали душу ...» — и после этого срыва должно было пойти настоящее, без птиц и рыб, без успокоительного «не дрейфь», должно было начаться крещендо, а не успокоение, не жаление, не утверждение «снова застыла у бездны раскрытой пасти.» — и вот тогда бы «Птица ты рыба, / зачем тебе нужно счастье» весомо, очень сильно. Хороший текст, которому не хватило времени проявиться.

Вопрос от Доктора:

Не чувствуете ароматы пропаганды суицида?



cicera_imho


Заключение:


ЮМ:

Малый восторг — !

-


Полный восторг — !!

-



.