18 Января, Вторник

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Виктория КОЛЬЦЕВАЯ. ТОП-10 "Кубка мира - 2021"

  • PDF

Koltsevaya_2Стихотворения, предложенные в ТОП-10 "Кубка Мира по русской поэзии - 2021" членом Жюри конкурса. Лучшие 10 стихотворений "Кубка Мира" будут объявлены Оргкомитетом 31 декабря 2021 года.



Имена авторов подборок будут объявлены 31 декабря 2021 года в Итоговом протоколе конкурса.


cicera_stihi_lv


1 место

Конкурсное произведение 413. "Слово о спасении"


я — купол небесный
распахнутый щит
дрожанье
искусанных губ

я — выбор
что сделать тебе предстоит
при свете архангельских
труб

я — сокол в зените
мой зорок полёт
стремительна тень
над травой

я — пуля
которой тебя не убьёт
которой ты нужен —
живой


2 место

Конкурсное произведение 326. "Город в небе увяз..."

Город в небе увяз, отсырел и обмяк.
Скрылась с глаз куполов позолота.
Эта светобоязнь и сезонный столбняк
Из-за Лота у нас, из-за Лота.

И подобно меняющей кожу змее,
Обдирающей морду о гравий,
Он по ящикам прячет прохожих, зане
Избавляется город от парий.

Слышишь топот коня-ледяные бока?
Это в поисках быстрой поживы
Бледный всадник летит Апока... А пока
Мы по чистой случайности живы.

Запасайся билетами в класс «эконом»,
Добивай поскорее съестное.
Это блеянье в такт, этот лай за окном
Из-за Ноя у нас, из-за Ноя.


3 место

Конкурсное произведение 171. "К вопросу о терниях и проводах"

я всё перебираю отблеск дым
качание ольховое стук банки
безбожно жестяной у ног собаки
так нелюдимо здесь
я нелюбим

перевираю так ли горяча
слеза того далёкого младенца
которым был я тщась и клокоча
предсказанный оторванный
от детства

отверженный изнеженный глухой
ко всякому старанию закатной
несказанности над москвой-рекой
как страх огромной
пря-нич-но печатной

перетираю всё перетереть
перетерпеть перемолчать продолжить
сухую неприкаянную твердь
пустой земли читай гусиной кожи

размять в ладони пальцем раскатать
признаться в нелюбви придумать повод
столичная собачья благодать
облаять обглодать и оболгать
тугая ветка
раскалённый
провод


4 место

Конкурсное произведение 188. "Рlexus solaris"

я шёл буераком
я шёл кое-как
трещал за спиной
поредевший рюкзак
и цвёл горицвет
и горел рделый мак
и мне становилось легко

я помнил о главном
меня подожгли
по склону катилось
огромное пли
и звонкие ульи
стремились в угли
и кровь пролилась молоком

но это всё после
а прежде того
ты ставила посередине всего
молочную крынку
и пух перьевой
белел в неокрепшей мгле

мы были навечные
голос и плоть
дровами припечными
скалилась злость
но мы не видали её
нам спалось
как в зыбке плывущей
но низилась ось
в намокшей уже земле

и вот я иду
я шёл и теперь
мне так хорошо
что не ведает зверь
укрывшийся от погони

я вижу лицо твоё
так ты светла
как то что скрывает
рассветная мгла
но вот уже солнце
и всякого зла
никто никогда не вспомнит

я встану у той
корабельной сосны
и сделаюсь первой
при свете луны
её ненарочной тенью

а ты приходи
не сейчас не потом
а только когда
изничтожится дом
и имя твоё
ляжет тёмным крестом
на диких плечах растений

и так напои же меня
молоком
как плачут уже
ни о ком ни о ком

на маковом поле
вовек испокон
лакает земля
голубым языком
рассветную мякоть
густеющий ком
из солнечного сплетенья


5 - 10 места

Конкурсное произведение 201. "Бедуин пишет в Абу-Даби. Драма с песнями и танцами"

(пишет)

не сусальным мёдом намазана
а еще не сказать: в долгу
для какого такого праздника
я Тебя берегу?

вот казалось бы связь утрачена
перерезаны стремена
и пустынная однозначность
между нами проведена

как же в памяти всё устроено
на рефлексе ли по щелчку...
для всемирной какой истории
я Тебя берегу?

(поёт)

всё песок: и трава и любовь песок
запад кончится там где зачат восток
для всего на свете отмерен срок
бедуин всегда одинок

(продолжает писать)

или может быть этот скарб нести
с ощущением воровства -
порождение беспризорности
и непризнанного родства?

(танцует под "Болеро" Равеля)

пам
па-ра-ра-рам-пам-пам-пам-пам
парарам-парарам...

(снова пишет)

в Абу-Даби Твоём небоскрёбов тьма
от мечети Зайда исходит свет
для кочевника каждый дом тюрьма
но зато в ней есть интернет

(снова поёт)

всё песок: и трава и любовь песок
этот мир не сложен и не жесток
как последний примулы лепесток
бедуин всегда одинок

(пишет)

в Абу-Даби своем - на краю земли
между тем как поешь и заснешь
Ты зайдёшь посмотреть не умер ли
а окажется - умер все ж

(танцует без музыки)


Конкурсное произведение 207. "Хромая ворона"

...хоть тресни, не помню, что тогда стряслось,
может, сгустилась злость
или виной всему птичий грипп,
но я перестала говорить,
а стала каркать.
Был, кажется, великий пост, февраль или начало марта,
снегов в тот странный год не было вовсе –
на антеннах сох сырой небосвод, колдовала тусклая осень,
затяжная, как парашютный прыжок, –
и ветер, плоский и юркий, как утюжок,
блудил по шапкам самшитов и тисовым косам,
рвал всё, что белыми нитками шито,
отбирал птичьи крохи,
склёвывал с рябин сморщенные горохи
и уносил этот скарб в космос.

...возле солодовой лужи хромая ворона ехидно щурила глаз,
я хотела что-то сказать, но голос увяз,
горло подковой сдавил спазм,
потом
от диафрагмы оторвался ком,
лопнул и превратился в громкое «кар»,
скатившееся с языка.

...я вернулась домой – завернулась в халат и стала ждать мужа,
он придёт вот-вот и отправится спать – у него режим,
а я не усну – буду думать о хромой вороне и солодовой луже,
в которой потонули мой голос и осколки души.

...муж перешагнул через порог –
продрог,
словно ехал не на Volvo, а на мопеде
по самой ухабистой из дорог,
и мое приветственное «кар» даже не заметил.
А когда я стала безудержно каркать,
он достал бутылку Bacardi,
закурил, открыл двери балкона,
впуская ветер досужий
и мутную стынь,
и долго смотрел вниз, на ворону,
которая всё ещё фланировала по лужам,
крылом опираясь на маленький костыль.
В сером жилете, в ботинках лаковых –
налегке.
И, кажется, она что-то напевала.
Или плакала.
На человеческом языке...


Конкурсное произведение 300. "Приходит пёс"

К зиме сломался дед. Ослаб, усох.
Дотронешься – и сыплется песок.
Как старый одуван сидит на лавке.
В рубахе новой, тщательно побрит...
От подступивших слёз в глазах рябит
И колет беспощадно, как булавкой.

Приходит пёс. Не нужно ничего,
Тревожно только: как там дед, живой?
И почему не кличет супостата?
На старика опасливо глядит.
Поджатый хвост и боязливый вид:
Пугающе труной запахла хата.

Приходит конь. Не нужно ничего,
Но скоро ожидается жнитво.
Почто старик без дела странно замер?
Ну, может, хоть в телегу запрягут...
Согласный и на вожжи, и на кнут,
Целует деда тёплыми губами.

Приходит страх: а как им без меня?
Так вышло: это ж вся моя родня.
Подумаешь, кольнуло, заболело...
На лавку иногда не грех присесть.
Лохматый и каурый – оба здесь.
Малёхо отдышался – и за дело.


Конкурсное произведение 318. "За Ахероном"

У спартанского мальчика – имени, извините, не знаю,
к именам исторических личностей вообще отношусь с опаской –
жила-поживала лиса, дикая, но почти ручная,
не в сарае, не в конуре, а прямо за пазухой.
То под мышку этому мальчику тыкалась мокрым носом,
то как выскочит да как выпрыгнет – и давай кругами носиться,
то в глаза ему снизу заглядывала, будто мучилась каким-то вопросом,
но ни о чём не спрашивала, понятное дело – лисица.
А мальчик только смеялся: ну, лиса, погоди!
То тявкаем, то гложем пальцы, а то эти пальцы лижем?
Какого хитрого зверя я пригрел на своей груди!
Мол, нет у меня доверия ко всяким плутовкам рыжим.
Мальчик скоропостижно умер – так, как сгорают сухие листья,
вечно бродит по стылым пустошам, неприкаянный и босой,
но за Ахероном в сумерках ему видится морда лисья,
даже тенью став, он мечтает поиграть со своей лисой.


Конкурсное произведение 376. "Бы"

Я приехал бы в Питер.
Всего-то делов – с облаками
Прилететь и дождиться
В волос заплутавшие пряди.
Чтоб ты думала: странно,
Ветер с юга, но солоноватый
Вкус у капель, наверно
То воды далёкого моря.

Я приехал бы в Питер
Смотреть Большеохтинский призрак
В удивлённых глазах,
Так по цвету идущих пейзажу.
Находить отраженья
Блокадной Васильевской тайны,
Петроградских оград
И твоё отражение в Мойке.

Кто тебя выставляет,
Портрет четырёхэрмитажный,
В кружевном обрамленьи
Гороховой и Колокольной?
Это мастер небесный,
Смешной, озорной галерейщик.
Масло, холст и масала.
И подпись родителей сбоку.

Я бы каплей скатился
С улыбки – ведь ты улыбнёшься?
Но без горечи, слышишь?
Довольно отравленной неги!

Только в строку ли лыко?
С дождём там и так всё в порядке.

Я приехал бы в Питер,
Когда бы нашёл, что сказать.


Конкурсное произведение 407. "Свод зимы"

I.

как — отвести глаза не отводя
ни зоркости зениц ни сна ни страха
ни и́скуса — сказать не говоря
ни трепета растерянных ресниц

как — вынуть руку из родной руки
не отнимая от тепла ладони
ни жеста нервного ни тихого касанья
ни слéда от холодных тонких пальцев —

научишься у сумерек и льда

которые себя не отнимают
от стен панельных от зимы и неба
и не отводят холода и мрака
от рассечённых надвое теней

II.

на улице — декабрь и немота
витрины в запотевшей амальгаме —
раскрашен городской продажный сюр
в пурпурно-изумрудный галоген

машинным маслом залит тротуар —
собака фыркает скулит и жмётся к стенам
себя не отделяя от реклам
автобус катит в сторону метро

не хочется ни есть ни покупать
ни слушать речь
ни вглядываться в лица —
исчезнуть раствориться выйти вон

я уклоняюсь от больших дорог
смотреть на время голову задрав

там в недрах неба встали две звезды
на расстоянье крейсерской атаки
морозный воздух нервен и колюч
как полчища звенящей мошкары

над воздухом — в трассёрах Геминид
в небесном незалатанном бушлате —
доносится с окрестных пустырей
сухой немногословный треск петард —
фальстарт
и по всему не скоро
весна отнимет приступом своё

на свод зимы
восходит перочинный росток луны
и перочинный лёд
его в бесплотной луже отражает

раскруживают небо фонари
соединяя запад и восток

III.

бьёт током воздух ключ искрит в замке
привычный быт мозолит глаз трёт руку
предметность вещества стесняет плоть
живой не порождая пустоты

дрожит под потолком люминофор —
пространство ощущается острее
острее одиночества и тьмы
молчанье набирает звон

звенит




Kubok_2021_333
































.