16 Января, Суббота

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Александр ГАБРИЭЛЬ. ТОП-10 "Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2016"

  • PDF

GabrielСтихотворения, предложенные в ТОП-10 "5-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2016" членом Жюри конкурса.  Лучшие 10 стихотворений Чемпионата Балтии будут объявлены Оргкомитетом 6 июня 2016 года.



1 место

Олег Бабинов, Москва (Россия)

Московский снег


Московский снег, давимый джипом,
настырно липнущий к метле
ферганца, тлеющего гриппом,
утопленного в янтаре

иллюминации вечерней,
зажжённой над тверской-ямской,
чтоб между лавкой и харчевней
след родовых своих кочевий
нашёл очкарик городской,

иди, засыпь дорогу к яру
и с яра съезд к сырой земле!

.............................................

Крути, ямщик, верти сансару
напра-нале.

Всех замело - коня, поводья,
отчизну, веру и царя.
Так сладко замерзать сегодня -
особенно, почём зазря.

Вороны в утреннем навете
накличут голод и чуму.
А ты один, один на свете,
несопричастный ничему.



2 место

Клавдия Смирягина, Санкт-Петербург (Россия)

Окно в рассвет

Гороховая в ранний час смурной,
как горное ущелье, молчалива.
В мансарде дремлет утомленный Ной
над «Балтикой» подвального разлива.
На скатерти с кистями – чертежи,
столетник смотрит вниз, на дно колодца.
На лбу у спящей Сонечки дрожит
кудрявой прядки краденое солнце.
Во двор не проникает свет реклам,
и свет дневной не проникает тоже.
И не похож чердак на купола,
но с чердака поближе к небу всё же.
Когда рассвет над городом встает,
молочным утром светится мансарда
и сквозь туман плывет, как утлый плот,
в покой давно приснившегося сада.
На небе, замурованном свинцом,
чадит заря, по-питерски скупая.
И мира достоевское лицо
дагерротипным снимком проступает.



3 место

Иван Клиновой, Красноярск (Россия)

* * *


Кто тебя научил ненавидеть, уже неважно.
Всё уже сделано, пробки повылетали.
Мальчик, что был отважно таким бумажным,
Нынче взрывоопасен – пропан-бутан.

Вера в любовь заменяется верой в ярость.
Бог из машины – на месте того, в деталях.
Белый ли, алый – пофиг! – порвали парус.
Каяться не в чем. И молча глядишь в стакан.

Выжить (не подвиг) – всегда в списке дел на завтра,
Впрочем, оно давно не в приоритете.
Мальчик, светло мечтавший стать космонавтом,
Нынче мечтает уехать, куда глаза...

Чистить бассейны, а может быть, стричь газоны,
Лайкать и постить что-нибудь в интернете,
Всем говорить, что прекраснее Аризоны
Нет ничего, и в серьге её – бирюза.



4 место

Анонимная подборка 216

О счастье

Сквозь вокзалы: реки, речи, «тыщи». Каждый ли останется собой?
Целовал собаку в морду нищий, - щуплый, седогривый, и слепой.
Был доволен привокзальный Ротшильд,
пряча в грязный носовой платок:
пуговицу,
ленточку из прошвы,
да батиста яркий лоскуток.

А на вербный звон, сжимая в пясти тоненький, дрожащий краснотал:
«Счастье, человеки, вот вам - счастье...» - хрипло, и надломлено шептал.
Словно не давая опаскудеть, он кричал, сквозь человечий лес:
«Всем вам счастье, счастье будет, люди!» - и блаженно кланялся окрест.

И когда на куполе небесном распускался звёздный девясил,
он наощупь, в тёмном перелеске, новую вселенную лепил,
приправляя дело Словом резвым.
Много ль нужно?
Да всего чуток:
пуговица,
ленточки обрезок,
да батиста яркий лоскуток...


5 место

Светлана Пешкова, Липецк (Россия)

Город дождей

От дождей раскисает, от зноя горит –
этот город непрочен, как фантик бумажный.
Я покину его на исходе зари –
пусть не скоро, но это случится однажды.
Если в небо ненастное долго смотреть,
то глаза начинают невольно слезиться...
Мне осталась от жизни - последняя треть,
но боюсь, что достанутся только крупицы.

Снова дождь. Собираются тучи в стада,
на макушках высоток пасутся незряче.
Этот город покинет меня навсегда,
чтоб дождями напиться до белой горячки
и раскиснуть. И в луже раздольно лежать,
предрассветные росы глотая с похмелья,
отражая летящего с юга стрижа,
купола на соборе и трубы котельной.

Если долго на птиц перелётных глядеть,
то когда-нибудь точно появятся крылья...
Этот город не вечен. Он тонет в воде,
видно, силы небесные кран не закрыли.
Мы беспомощны, словно две капли дождя,
обречённо летящие в гибельный омут –
он затянет на дно, никого не щадя.
Я спасусь. Я хочу умереть по-другому.


6 - 10 места

Юрий Семецкий, Москва (Россия)

Ощущения, или опыт в стиле суггестивного депривизма

Человек человеку и люпус эст,
и подвижник ближнему своему.
Тело — к телу. Душа — к перемене мест.
Всё стремится в положенный час во тьму.

Даже Солнце есть рваная рана на
небосклоне, где воздух дрожит от пуль.
И когда забудет сынов страна,
вряд ли звёзды примут в свой звёздный улей.

Пусть на марше идут и идут полки.
Путь не долог. Обрящут они урок.
Волки мы, хороши на зубок стрелки,
чьи тела качаются вдоль дорог.

Стой, Отчизна! Закат кровянисто чист.
Сердце плачет, стремится уйти в аллюр.
Вечен Рай. Нет покоя. Едва звучит
тихим голосом слово: люблю... люблю.


Геннадий Акимов, Курск (Россия)

Неприкаянный

Сын побед или бедствия признак -
со двора, о полночной поре,
в дом входил неприкаянный призрак,
выжигая следы на ковре.

Погружался из мертвенной стужи
в запах свежести, вдовий уют.
Вся война оставалась снаружи,
где часы похоронные бьют.

На диван заклубившись бессильно,
будто тающий дым сигарет,
он смотрел черно-белые фильмы
или слушал эстрадный квартет,

был опять как бы вместе со всеми,
а не льдинкой в чужих небесах.
Растворяло прошедшее время
пелену на прозрачных глазах.

И дрожал огонёк непокорно,
в толще мглы выгрызая пробой, -
бестелесный расплывчатый контур
вновь пытался наполнить собой...



Ирина Ремизова, Кишинёв (Молдова)

Застань меня

Так начинают время – наугад.

Туман стоит, как яблоневый сад,
затылком подпирая потолок,
на горле неба – лунный узелок,
ворчание грача над головой...

Пожалуйста, застань меня живой.

Условных наклонений вышел срок –
отчаливает в море катерок,
и выкликают с тинистого дна
пока ещё не наши имена.

Издалека расслышится едва,
какие мотыльковые слова
летят на свет из нежности, пока
в гортани нет воздушного платка...

Законы не меняют – аз воздам.
Расселят по раздельным городам
в пространстве без дорог и без концов –
под крылышки любимых мертвецов,
и мир наступит, именно такой,
как и мечталось: воля и покой.

Не сводится баланс, провис итог...
От жизни остаётся лоскуток,
но по сусекам есть ещё мука
для пряничной избы и колобка –
полжмени ржи, полжмени ячменя...

Пока я на крыльце, застань меня.


Анонимная подборка 322

* * *


порой из строк,
написанных пером,
не вырубить не сказанного
между...

так тяжкий запах крепких папирос
впитался в кровь,
как в пальцы и одежду,
когда «кури!» – кричал мне старший враг,
ломая, выворачивая душу.

«лечь-встать-курить-арбайтен-сволочь-раб!»
я не курю, не плачу и не трушу.

я не курю, и сколько мне там лет –
в том страшном сне,
шесть, семь, а может, больше?
рогатка, деревянный пистолет,
и рана слева – перочинный ножик...

всё это сон, всё дым, всё пыль и прах,
и прошлого пролистаны страницы.
и эта беспощадная игра
ни мне, ни брату больше не приснится.

мне легче думать: это просто сон,
не мог же брат мой быть врагов жесточе...

а опыт счастья тих и невесом,
чтоб светом просочиться между строчек.


Тейт Эш, Дубай-Москва (ОАЭ-Россия)

* * *

Когда устали в горло течь
два вдоха - нынешний и лишний,
вдоль выдоха сочится речь
всё набожнее и неслышней,
и голос глохнет, наконец.

когда на влажной простыне
с оставшимся у края телом
сидеть в молчанье неумелом
надоедает,

первым делом - за спичкой лезешь в коробок.
мнёшь сигарету. где же бог?

идут минуты. ночи треть.
и холодно, и спать охота.
но тьма не думает светлеть.
берёшь пальто, бредёшь ко входу...

иди по местной несудьбе.
смотри на снег с любого бока.
душа придумает себе
и свет. и родину. и бога.


10_TOP_Gabriel_Nr7




logo100gif



















.